Меценат героической истории Руси

Печать

На светлый праздник Рождества Пресвятой Богородицы православный люд отметит юбилейную дату - 630-летнюю годовщину битвы на Куликовом поле. По этому поводу во многих регионах России запланированы праздничные мероприятия, в которых примут участие ветераны войны и труда, студенты и школьники, творческая интеллигенция и самодеятельные коллективы. Всех объединило Первое поле ратной славы России! Как когда-то, в далеком 1380 году на зов князя Дмитрия Ивановича о защите Отечества и Веры православной со всех уголков русских земель откликнулись ратники, так и сейчас, Куликово поле вновь становится центром всенародного единения. В единстве - наша сила! Конечно, основные юбилейные мероприятия состоятся непосредственно на Куликовом поле, что стало многолетней и доброй традицией. С каждым годом на празднике становится все больше и больше гостей, что не может не радовать. Бывают там и наши братья-казаки, что также - любо!

Из древней летописи известно, что первым памятником русским ратникам, сложившим свои головы в ожесточенной битве на Куликовом поле, стала деревянная церковь во имя Рождества Пресвятой Богородицы. За более чем шесть веков от деревянного храма не осталось ни малейшего следа, но в народной памяти бережно хранятся легенды как о самой битве, так и о храме-памятнике…

Шло время, менялась история. В XV веке здесь, на окраинах Московского княжества, вблизи от Куликова поля, пролегла засечная черта царя Ивана Грозного, а в "смутное время" находились войска атамана Ивана Заруцкого и проезжала Марина Мнишек… Здесь в молодые годы царь Петр упорно прорывался к Черному морю, для чего начал строительство Окско-Донского канала, приготавливаясь к походу на Азов…

Прошло несколько столетий, пока история битвы на Куликовом поле вновь не взбудоражила умы и сердца. Победа русского оружия над великой армией Наполеона стала своеобразным толчком для роста русского самосознания и чувства патриотизма. Именно в это время на Куликовом поле появился человек, благодаря стараниям которого легендарное поле вышло из временного забвения. Это - тульский дворянин Cтепан Дмитриевич Нечаев, имение которого располагалось в селе Сторожевое, а ныне Полибино Данковского района Липецкой области, ставший первым исследователем и археологом Куликова поля.

Человек, хорошо образованный и высоко эрудированный, а главное, неравнодушный к истории своего Отечества, С.Д. Нечаев прекрасно осознавал всю ту историческую ценность редких находок, которые периодически обнаруживали местные крестьяне на месте былой битвы. Выкупая у землепашцев найденные ими древние реликвии, помещик не забывал при этом подробно расспрашивать о местах находок, о бытовавших в этой местности легендах и преданиях, о происхождении названий окрестных сел и деревень. В результате С.Д. Нечаеву удалось собрать уникальный этнографический и вещественный материал. Организовав за собственные средства самодеятельную археологическую экспедицию, Нечаеву удалось пополнить находками и без того значительную коллекцию реликвий. Остатки деталей доспехов и обрывки кольчуги, обломки оружия, наконечники стрел, образки, наперсные кресты и складни - все это легло в основу самобытного музея - первого музея истории битвы на Куликовом поле. Каждое место находки наносилось на специальную схему местности, что позволяло локализовать территорию и тем самым определить место древней битвы. Со временем из-за пополнения коллекции новыми экспонатами Степан Дмитриевич выделил в своем особняке большую залу, ставшую своеобразным музеем. Известный русский путешественник П.П. Семенов-Тянь-Шанский, чье имение располагалось в соседнем уезде, в селе Рязанка, расположенном на высоком берегу небольшой речушки Рановы, во время своего визита в усадьбу Полибино высоко оценил самобытную коллекцию реликвий Куликова поля и древнерусского оружия, любовно собранную С. Нечаевым.

Но научная деятельность С.Д. Нечаева не ограничивалось только лишь "накоплением" реликвий, найденных на поле. Еще в 20-е годы XIX столетия в популярном журнале "Вестник Европы" им публикуется цикл статей по вопросам истории Куликовской битвы. Так, в № 24 дается описания бердыша, стрелки, двух древних крестов и медных складней, а в 16 номере С.Д. Нечаевым представляется описание Куликова поля с приложением схемы и выдвигается версия о динамике событий накануне и во время битвы, которая длительное время служила основой для трудов многих историков.

Руководствуясь высокими благородными чувствами и в знак уважения к героическим заслугам пращуров, С.Д. Нечаев обратился к тульскому губернатору В.Ф. Васильеву с предложением безвозмездной передачи принадлежащих ему на Куликовом поле земель во владение государства с целью последующего сооружения памятника воинам. В своем обращении он писал: " …Приемлю смелость предварить Ваше сиятельство донесением моим, что счастливейшим случаем в жизни моей почту я, ежели драгоценный для каждого русского памятник, согласно историческим преданиям, сооружен будет в дачах поместья моего, сохраняющего предпочтительно перед другими окрестными название самой битвы, именно при сельце Куликове". В заключение послания Степан Дмитриевич указывал:

"…Тем приятнее мне будет таковым пожертвованием удобнейшего места для постановления предполагаемого монумента дать новое, посильное доказательство неограниченного усердия моего к прославлению любезного нашего Отечества".

Это патриотическое начинание было одобрено и поддержано не только графом В.Ф. Васильевым, но и всем тульским дворянством. В свою очередь, герой кампании 1812 года граф Васильев обратился за поддержкой к генерал-губернатору центральных губерний А.Д. Балашову, который с пониманием отнесся к просьбе и уже в августе 1820 года высказал свои пожелания о проекте памятника известному скульптору И.П. Мартосу.

И.П. Мартосом был разработан проект памятника, который планировалось установить непосредственно на месте битвы. Сюжет скульптурной композиции состоял из трех фигур: князя Дмитрия Донского, сражающегося с врагами, один из которых был уже повержен, а другой, раненный и безоружный, своим видом умолял о пощаде. Пьедесталом композиции должна была стать изящная высокая арка, символизирующая "триумфальные ворота". Когда проект был в целом окончен, президент Академии художеств А. Н. Оленин и граф В.Ф. Васильев предложили установить памятник не на бранном поле, как замышлялось первоначально, а в Туле. В свою очередь, петербургские чиновники, пораженные изяществом проекта Мартоса, предложили установить такой роскошный монумент в столице. В результате всех этих перипетий проект памятника так и остался лишь проектом. Однако следует заметить, что в 1857-м году скульптором Микешиным, автором памятника "1000-летия России" в Великом Новгороде, сюжет, предложенный И. Мартосом, был частично использован в скульптурной группе великого князя Дмитрия Донского.

Несмотря на явную неудачу с увековечиванием памяти ратников на Куликовом поле, С.Д. Нечаев не оставляет своих попыток изменить ситуацию к лучшему. В декабре 1821 года Комитетом министров принимается постановление о сооружении на Куликовом поле памятного обелиска, для чего был приглашен архитектор А.М. Мельников. К августу 1822 года проект был закончен, а строительная смета на сумму в 49160 рублей была высочайше утверждена императором Александром I, сделавшим личный вклад на 20000 рублей, после чего по всей России был объявлен сбор недостающих средств. Однако события, произошедшие вскоре после этого, вынудили организаторов отложить деятельность. Дело в том, что С.Д. Нечаев считался "вольнодумцем" и поддерживал дружеские отношения со многими офицерами, которые в декабре 1825 года вышли на Сенатскую площадь.

Только лишь в 1835 году, уже по поручению императора Николая I, Академия художеств объявляет новый конкурс на проект памятника. Работа, представленная академиком А.П. Брюлловым, предусматривала строительство на Красном холме Куликова поля православного храма, по соседству с которым должен был расположиться памятник - пятиярусная чугунная колонна, увенчанная куполом-луковкой с величественным крестом. Проект Александра Павловича Брюллова был принят и высочайше утвержден. Детали чугунного литья весом более 428 тонн изготовлялись на столичном заводе Ф.К. Берда, а технологию литья и сборки составных частей колонны непосредственно разрабатывал генерал А.А. Фултон. Смета проекта составила сумму около 300 тыс. рублей, но в конечном итоге на строительство памятника было выделено всего лишь 60 тысяч. Полтора года потребовалось на работы по установке и монтажу деталей памятника. Наконец, к 1 ноябрю 1849 года все работы были окончены, что и позволило 16 декабря этого же года инженеру-полковнику Федорову и старшему архитектору Тюрину принять памятник "в соответствии с чертежом". 8 сентября 1850 года при большом стечении народа состоялось торжественное и такое долгожданное открытие памятника - колонны. Это знаменательное во всех отношениях событие не осталось без внимания со стороны одного из самых деятельных участников - С.Д. Нечаева, который посвятил торжеству специально написанную статью, получившую широкий отклик в обществе.

"Место для сооружения его выбрано было по всем отношениям прекрасное, посреди Мамаева побоища, на возвышенном холме, откуда взор обнимает пространство кругом верст на двадцать и далее, по течению рек Непрядвы и Дона. Он имеет вид колонны, вылит из чугуна и увенчан позлащенным сквозным крестом, которому служит подножием луна. Вышина всего памятника - 43 аршина. На восточной его стороне поставлена икона Божей матери, над нею бронзовыми буквами сложено следующее надписание: "Победителю татар великому князю Дмитрию Иоанновичу Донскому признательное потомство, лета от рождества Христова 1848". Повыше кругом всей колонны помещены начало и конец XIV псалма: "Бог нам прибежище и сила, помощник в скорбях обретших ны зело. Сего ради не убоимся: Господь с нами". "Читая сей псалм, - говорят летописцы, - Дмитрий полетел на бранную сечу". Вокруг стилобата памятника было установлено ограждение из 12 тумб - чугунных пушек, а прилегающая территория выровнена и спланирована в форме "каре" со сторонами в 200 метров.

Мечты С.Д. Нечаева о памятнике воплотились в жизнь. На этом событии можно было бы и окончить рассказ, если бы эпопея с колонной не получила свое продолжение уже в современное время. Годы и иные невзгоды негативно отразились на состоянии этого великолепного памятника и, опасаясь его разрушения, в 2007 году силами Государственного военно-исторического и природного музея - заповедника "Куликово поле" были осуществлены уникальные реставрационные работы. Несомненно, этот ответственный шаг нелегко дался директору музея В.П. Гриценко и, тем не менее, сотрудники музея и специалисты-реставраторы сумели не только восстановить первоначальный облик исторического монумента, но при этом разработали уникальную технологию реставрации подобных памятников. Подобно маяку сверкает злаченая главка колонны, вонзаясь в небеса Куликова поля, указывая путь к памятнику.

Значительную часть своей обширной коллекции реликвий С.Д. Нечаев раздарил близким друзьям, а также преподнес с благодарностью тульскому губернатору В.Ф. Васильеву для формирования экспозиций тульского музея древностей. К сожалению, последующие за тем революционные события не обошли стороной эти уникальные находки. Коллекция была безвозвратно утрачена. До самой смерти С.Д. Нечаев (1860 г.) был одержим еще одной важной идеей - сооружением на месте битвы храма во имя Преподобного Сергия Радонежского в соответствии с замыслом А. Брюллова.

К сожалению, этой идеи при жизни историка осуществиться не довелось. Уже в начале XX века в память об отце и для увековечивания памяти о русских воинах его сын, известный русский промышленник и меценат Юрий Степанович Нечаев-Мальцев за собственные средства возвел в селе Березовке Данковского района изумительный по своей красоте белокаменный храм во имя Святого мученика Дмитрия Солунского. Выполненный в древнерусском стиле, этот храм всем своим видом олицетворяет историю Руси, историю битвы на Куликовом поле. Архитектором шедевра являлся А. Померанцев, известный зодчий, создавший на Красной площади в Москве совместно с инженером В. Шуховым архитектурный ансамбль Верхних торговых рядов. Более того, есть все основания предполагать, что фрески для этого храма выполнял великий русский художник В.М. Васнецов, близкий друг Ю. Нечаева-Мальцова. В безбожные годы этот храм подвергся разорению, и лишь в начале 2000-х годов здесь стали проводиться работы по восстановлению.

В начале XX века, во время русско-японской войны епископ Питирим, окормлявший Тульскую епархию, испросил соизволения Синода и царя Николая II на возведение на Куликовом поле храма-памятника, о чем так мечтал С.Д. Нечаев. Получив высочайшее одобрение и личный взнос царя в 5 тысяч рублей золотом, группа энтузиастов приступила к разработке проекта, для чего был приглашен молодой архитектор Алексей Васильевич Щусев. Талантливый зодчий взялся за работу энергично и проявил немалое усердие. Было выполнено несколько вариантов, но ни один из них не отвечал замыслу архитектора, стремящегося выразить архитектурными образами сущность мужества и героизма русских витязей. Только к 1911 году, фактически начав все с "белого листа", А.В. Щусев сумел воплотить в чертежах весь замысел архитектурного ансамбля, который и по сей день завораживает взгляд своей лаконичностью и совершенством форм. Летом 1913 года на Красном холме, неподалеку от колонны-памятника был заложен фундамент, а осенью начались работы по возведению стен храма, которые в основном были окончены к 1914 году. Начавшаяся Первая мировая война отразилась на темпах строительства, которое с небольшими перерывами продолжалось вплоть до 1917 года. Последовавшие за тем октябрьские события не позволили осуществить внутреннюю отделку в том объеме, как это предусматривалось проектом, и все же храму во имя Преподобного Сергия Радонежского в отличие от многих других церквей повезло: вплоть до 1940 года в нем продолжались церковные службы. Он был закрыт лишь перед самым началом Великой Отечественной войны.

Куликово поле - первое поле ратной славы! Храм во имя Преподобного Сергия, возведенный в память о павших витязях, в определенной степени послужил ориентиром и для иных Полей ратной славы России: Бородинского, Полтавского, Прохоровского. На каждом из этих Полей есть свой, неповторимый храм. Здесь хочется вспомнить доброй памятью Вячеслава Михайловича Клыкова, настоящего казака и патриота русской земли, самобытного и очень талантливого скульптора, чьи работы волнуют нас и не позволяют оставаться равнодушными. Храм Святых апостолов Петра и Павла и белоснежная звонница, устремившаяся ввысь Прохоровского поля - это память не только о тех солдатах, что сложили свои головы здесь, на Белгородской земле, это память обо всех русских воинах, отдавших свои жизни за нашу любимую Отчизну! Таким образом круг, начало которому дало Куликово поле, замкнулся на поле Прохоровском, олицетворяя единство Руси и России!
Михаил МАКАРОВ
 
 
 
 
 
 
 
 

Кто  на сайте

Сейчас 108 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша  фонотека