Куликово поле раскрывает свои тайны

Печать

Кто-то сказал, что если собрать все книги, журналы и другие печатные материалы, посвященные истории битвы на Куликовом поле и разложить их на том самом месте, не останется ни клочка свободной земли. И, тем не менее, несмотря на всестороннюю исследованность этой темы, Куликово поле до сих пор хранит свои тайны.

Серьезные систематические междисциплинарные исследования первого ратного поля России и окружающей его территории начались в 80-е годы XX века, когда шли приготовления отметить юбилей этого знаменательного исторического события - 600-летие битвы. Попытки, предпринимаемые различными исследователями до этого момента, больше носили любительский, чем научный  подход. И все же, надо отдать должное всем, кто так или иначе, несмотря на трудности и лишения, занимался исследовательской деятельностью, тем самым, подготавливая фундамент для будущих масштабных изысканий.

Постановление Советского правительства "О подготовке празднования 600-летнего юбилея Куликовской битвы", несомненно, стало отправной точкой в вопросах комплексного обследования места битвы, музеефикации выявленных памятников археологии и послужило основанием к формированию будущей музейной инфраструктуры. В 1996-м году Постановлением Правительства Российской Федерации на базе регионального музея был создан Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник "Куликово поле", который возглавил Владимир Петрович Гриценко. Пользуясь случаем, хочется выразить глубокую признательность заслуженному деятелю культуры Российской Федерации Алексеевой Клавдии Михайловне - одному из первых директоров этого замечательного музея.

Действительно, 80-е годы можно считать "переломными" в вопросах комплексного подхода в исследовании Куликова поля. В те далекие годы под эгидой Верхне-Донской археологической экспедиции Государственного исторического музея, руководителем которой являлся Михаил Иванович Гоняный, в рамках научной программы "Куликово поле. История. Ландшафт" сформировалась группа единомышленников - специалистов исторических и естественных дисциплин научных организаций Москвы и Тулы. Именно эти "первопроходцы" приступили к методическому, целенаправленному изучению местности не только непосредственно на бранном поле, но и в его окрестностях. В процессе научно-исследовательской деятельности совершенствовалась методика комплексных историко-географических исследований, разрабатывались главные направления изучения истории Куликова поля, велась подготовка новых научных кадров. Итогом многолетних междисциплинарных исследований стала возможность реконструировать первоначальный ландшафт Куликова поля, с большой точностью определить месторасположения бранного поля.

На протяжении более чем тридцати лет каждое лето у археологов начинаются полевые изыскания на Куликовом поле. Конечно, прежде всего, это поиск древних захоронений русских воинов, выявление на месте битвы остатков оружия и доспехов - древних реликвий. Важным направлением является фиксация на местности древних дорог, что позволяет с высокой точностью смоделировать динамику далеких событий, как в предшествующий период, так и во время самой битвы.

Научные исследования доказали, что этап древнерусского заселения Куликова поля датируется концом XII - началом XIII вв. В результате успешных походов русских князей против половцев начинается освоение пустынных северных окраин "поля половецкого". Позже, в 1237-1238-й годы этот процесс был приостановлен нашествием хана Батыя, войска которого проходили вблизи от Куликова поля в направлении древней Рязани. Только во второй половине XIII в., когда стабилизировалась общая ситуация, началось повторное освоение земель "Дикого поля" русскими людьми.

Уже несколько лет непосредственно на поле битвы работает военно-исторический отряд Верхне-Донской археологической экспедиции, который возглавляет Олег Викторович Двуреченский. За это время было обнаружено более полутора десятков различных реликвий: втулка от ланцетовидного копья, наконечник сулицы, несколько звеньев кольчужного плетения, наконечники стрел, остатки конской упряжи, пряжки, частица стремени и др.

Большим подспорьем для археологов являются высокочувствительные детекторы металла, с помощью которых осуществляется детальное исследование района битвы с целью уточнения границ боевых действий и сбора реликвий сражения. Вместе с тем, серьезной проблемой является "замусоренность" исследуемой территории, поскольку чувствительные приборы реагируют даже на металлизированную фольгу от сигаретной упаковки. Особенно много сложностей доставляют обломки металлической корды сгоревших автопокрышек, которые во время вспашки поля разносятся тракторными плугами на значительные площади.

630 лет без малого прошло с момента битвы. За это время металлические остатки оружия и доспехов подверглись значительной коррозии. Регулярное применение сельхозпредприятиями химических удобрений, особенно аммиачной селитры, также пагубно отразилось на сохранности реликвий, чудом сохранившихся за это время. Использование химических веществ ускорило процесс окисления металла. И все же, несмотря на все имеющиеся проблемы, археологами ежегодно удается поднять на месте битвы по несколько уникальных артефактов, имеющих огромное научное значение. Сейчас эти уникальные находки можно посмотреть в музейном комплексе в селе Монастырщина. Но обнаружить реликвию - это лишь половина дела. Каждая находка фиксируется на специальной карте раскопок, с обязательной "привязкой" к местности, в том числе и путем навигатора GPS.

Конечно, скептики скажут: - И всего-то? После такой битвы? А где же захоронения витязей, которые упоминаются летописями?

Что ж, вопросы вполне уместные. Но, прежде чем дать на них ответ, давайте обратим внимание на другие поля сражений. Что нам известно о месте расположения "Ледового побоища" князя Александра Невского с псами-рыцарями? А что сохранилось в районе реки Липицы, где сражались новгородские и суздальские рати? Может быть, на реке Сити имеются памятники, посвященные битве русских воинов с ордами Батыя?

Вот, в том-то все и дело! По неведомым для нас причинам пращуры не стремились увековечить места погребений погибших воинов. Одно из объяснений этому обстоятельству можно отыскать в трудах русского ученого Д.К. Зеленина "Очерки русской мифологии", где рассматривается тема "заложных" покойников, т.е. людей, умерших не от старости, естественной смертью, а неестественной смертью, раньше срока отведенного Всевышним. Не зря старые люди опасались внезапной смерти, без исповедования и причастия. А воины были вынуждены умирать "неестественной" смертью, вопреки обычая и может быть по этой причине попадали в разряд "заложных" покойников, отношение к которым на Руси было своеобразным. Как правило, таких покойников хоронили особым образом: за пределами погостов, в глубоких оврагах и топких болотах, других малодоступных местах. Даже в конце XIX века во многих губерниях Российской империи продолжали соблюдать такой обычай, несмотря на запреты властей и церковнослужителей.

Каким был погребальный обычай во второй половине XIV века, нам остается только догадываться. Но достоверно известно, что после битвы на Куликовом поле, в октябре 1380 года преподобным Сергием Радонежским и святым благоверным князем Дмитрием Донским был введен в церковный обиход день поминовения великомученика Дмитрия Солунского, так называемая "Дмитриевская Родительская суббота", когда православная церковь повсеместно возносит молитвы обо всех усопших воинах, положивших на бранных полях жизни свои.

Что же касается численности погибших воинов, здесь лучше обратить внимание на сведения о Полтавском и Бородинском сражениях, когда уже широко применялось огнестрельное оружие и пушки. Например, 28 июня 1709 года, в присутствии Петра Великого, были погребены павшие в бою и умершие от ран солдаты и офицеры числом 1345 человек. Над их могилой был насыпан высокий холм, на вершине которого Государь собственноручно водрузил большой деревянный крест с надписью: "Воины благочестивые, за благочестие кровию венчавшиеся, лета от воплощения Бога Слова 1709 июня 27 дня".

26 августа 1812 года у села Бородино произошло сражение, в котором участвовало 135 тыс. французских войск при 587 орудиях и 120 тыс. русских войск при 640 орудиях. В битве при Бородино Великая армия Наполеона потеряла 58 тыс. убитых и раненых солдат и 47 генералов. Потери русских  полков и дивизий составили 38 506 убитых и раненых солдат и офицеров, включая 18 генералов. При этом следует заметить, что в Бородино нет братских захоронений. В записках Ф.Н. Глинки упоминается, что в декабре 1812 года правительство Александра I, опасаясь распространения эпидемий в весенний период, приказало сжечь всех погибших воинов и животных, что и было исполнено мужиками окрестных деревень.

Летописные источники упоминают о десятках тысяч русских ратников, принимавших участие в битве на Куликовом поле. Приводятся цифры в 150 тысяч человек и даже более того. Конечно, цифры значительно преувеличены. Комплексные исследования палеогеографов на территории близи слияния Дона и Непрядвы позволили с высокой точностью выделить большой безлесный участок, где собственно и состоялась битва, ведь не будет же ордынская конница сражаться в лесу.

Бытовала версия, основанная на летописи, что битва произошла на левом, пологом берегу Непрядвы, но исследования доказали, что в то время там произрастал лес. Сама битва продолжалась три часа, "от 6-го часа до 9-го", т.е. с 11 до 14 часов. С обеих сторон воевали профессиональные воины, количество которых было от 5-6 тысяч до 9-12 тысяч, как с той, так и с другой стороны. Погибших непосредственно на бранном поле было не так уж много. Гораздо больше воинов скончалось от ран во время своего возвращения домой, ведь тогда не существовало военно-полевой медицины. Обратный путь русских полков сопровождали многочисленные могилы, со временем совсем исчезнувшие, ставшие безымянными. Что же касается захоронений на поле битвы, то там нашли свое упокоение несколько сот ратников, что, собственно говоря, и затрудняет поиски этого места, от которого по прошествии 6 веков фактически не осталось никаких следов.

У кого-то могут возникнуть ощущения приуменьшения исторического значения битвы на Куликовом поле. Мужество, стойкость и отвага, проявленными нашими пращурами на этом бранном поле не подлежит никакому сомнению! Проявленное массовое самопожертвование во имя Земли русской и Веры православной есть героический пример для всех поколений!

До сегодняшнего дня остаются загадками мотивы, побудившие великого князя Дмитрия и беклярбека Мамая сойтись в ожесточенном сражении на Куликовом поле. Чтобы познать это, сотрудниками музея-заповедника ведется целенаправленное и кропотливое изучение тактики русского и ордынского войска, способов ведения боевых действий, осуществляется реконструкция оружия и доспехов, конского снаряжения.

Куликово поле как географический объект расположено в северной зоне лесостепной полосы Русской равнины и охватывает верхнее течение Дона и рек его бассейна: Непрядву, Смолку, Таболу. Место битвы имело протяженность несколько километров при ширине всего в несколько сот метров, и на тот период ограничивалось, с одной стороны, Непрядвой и Смолкой, а с другой - глубокими оврагами и балками, обильно поросшими дубравами, что не позволяло ордынским воинам применить привычную тактику обходных маневров. Открытое пространство по форме напоминало мешок, в который бросил свое войско Мамай. Засадный полк лишь "завязал" узел на мешке. Но чтобы втянуть басурманское войско на бранное поле, пришлось заплатить сотнями и сотнями жизней….

Сейчас, в преддверии 630-летнего юбилея битвы на Куликовом поле, благодаря деятельности Верхне-Донской археологической экспедиции ГИМ, Тульской археологической экспедиции, Института географии РАН, Тульского государственного педагогического университета и других научно-исследовательских учреждений наши представления об истории Куликова поля претерпели значительные изменения. Многое в истории битвы стало понятным, получило научное подтверждение. Хочется выразить огромную признательность всем ученым, сотрудникам, служащим и рабочим, чьими трудами и бескорыстными усилиями были открыты неизвестные страницы нашей истории.

В 2008 году за исследования в области разработки инновационных методик по восстановлению исторического и природного ландшафта Куликова поля,  результатом которых стало масштабное воссоздание участков ковыльных степей и широколиственных дубрав Куликова поля, директор музея В.П. Гриценко, заместитель директора, кандидат исторических наук А.Н. Наумов и старший научный сотрудник музея В.И. Данилов стали лауреатами Государственной премии.

В ходе реализации междисциплинарной программы "Куликово поле. История. Ландшафт" А.Н. Наумовым совместно с другими учеными и сотрудниками музея были проведены комплексные исследования ремесленного производства древнерусских сельских поселений XII-XIV вв. Результатом этой кропотливой многолетней работы стала диссертация Андрея Николаевича Наумова по теме: "Черная металлургия и железообработка на сельских памятниках Куликова поля в конце XII - середине XIV вв.".

Своеобразный итог многолетней научно-поисковой деятельности в преддверии 630-летнего юбилея был подведен в февраля 2009 года, когда в Государственной публичной исторической библиотеке состоялась презентация изданий Государственного исторического музея и музея-заповедника "Куликово поле": "Реликвии Донского побоища. Каталог находок на Куликовом поле" и сборника статей "Военная археология. Выпуск 1". В представленном каталоге впервые были обобщены и опубликованы многочисленные находки, сделанные за многолетние поиски на месте битвы. Эти вещественные свидетельства убедительно доказывают всем пессимистам, что битва состоялась именно на Тульской земле, вблизи от места впадения Непрядвы в Дон.

Довольно удачным на находки оказался летний сезон 2009 года. Отрядом Тульской археологической экспедиции Государственного музея-заповедника "Куликово поле" под руководством А.Н. Наумова во время раскопок селища "Колесовка-1" вблизи от Мокрой Таболы были обнаружены наконечники стрел и пики, калачевидное кресало, колчанный крюк, фрагмент венчика стеклянного сосуда, детали цилиндрических замков и ключей, рыболовные крючки, фрагмент бронзового золотоордынского зеркала, а главное - редкая находка в виде широколопастного наконечника золотоордынской стрелы с фигурным лезвием и отверстием. Во время полета такая стрела "пела", чтобы вызвать панику врага.

Автор выражает глубокую признательность директору Государственного военно-исторического музея - заповедника "Куликово поле" В.П. Гриценко и руководителю отряда Тульской археологической экспедиции Государственного музея-заповедника "Куликово поле" А.Н. Наумову за оказанное гостеприимство и любезную возможность во время посещения раскопок ознакомиться с уникальными материалами.

Михаил ПЕРЕСЛАВЦЕВ

 

 
 
 
 
 
 
 
 

Кто  на сайте

Сейчас 120 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша  фонотека