Затерянные во времени

Печать

В предыдущем номере журнала «Казаки» мы опубликовали материал под заголовком «Затерянные во времени». Данная статья вызвала многочисленные отклики как простых читателей, так и профессионалов. Одним из них оказался Борис Вакка - ведущий архивист, действительный член и член правления Историко-родословного общества, действительный член Русского геральдического общества. Борис Александрович любезно согласился подготовить ряд рекомендаций всем желающим самостоятельно составить свое генеалогическое древо. Предложенные материалы основаны на реальной исследовательской работе.

Введение. Генеалогия днепровского казачества вызывает особые трудности. Прежде всего, здесь меньше документальных источников, чем при изучении привилегированных и известных сословий дворянства, шляхты и др. как в России, так и Польши, включая и территорию Великого княжества Литовского, Русского и Жемайтского. Для него не составлялись родословные книги, у казаков гораздо хуже сохранились семейные документы, фамилии стабилизировались значительно позднее, каждая из них имеет множество вариантов. Большое количество документов, относящихся к казачеству, было уничтожено в советское время. Генеалогическая информация о казаках отложилась в фондах архивов таким образом, что исследователю не всегда удается ее сразу выявить. Все это затрудняет восстановление казацкого родословного древа более четырех поколений. Широкая разработка генеалогий родов малороссийского дворянства (в основном имеющего казацкое происхождение) началась лишь примерно с середины XIX в. Генеалогия же семей днепровских казаков в России, Украине и в других странах до сих пор практически не изучена, мало специальных методологических наработок. Для создания генеалогии семей днепровских казаков необходимо осветить мало рассматривавшиеся историками важнейшие вопросы их социально-экономической жизни. В силу этого возникают проблемы, которых нет в случаях с более известными социальными группами, в том числе по главному вопросу - организации и управления воинской службой этого воинского сословия, особенно за период конца XVIII - XIX вв., сохранения потомственных казацких земель и др. Исследований по отдельным родам днепровского (запорожского, малороссийского, украинского) казачества на сегодняшний день мало. Делаются только первые практические попытки воссоздать родословные днепровских казаков, а также, что не менее важно, определить особенности и методы их составления. (Рыхляков Вад. Н. Опыт библиографии отечественной генеалогии. СПб. ВИРД, 1998-2000, Т. 1, Ч. 1-3). Род, генеалогия которого изучался, принадлежал к обособленной социальной группе Российской империи - днепровским (запорожским, малороссийским, украинским) казакам, которая до сих пор мало изучалась с точки зрения генеалогии. Из архивных документов известно, что в разное время, в разных местах, по разным признакам их называли черкасами, запорожскими, малороссийскими, украинскими, а для уточнения их социально-экономического статуса или места их проживания - городовыми, реестровыми, выборными казаками, подпомощниками.

Все исследованные документы подтверждают, что предки рода Вака (Вакка, Ваца, Вацен, Ваченко, Ватченко и т.д.), по крайней мере, с конца XVII века и до отмены всех званий и сословий в 1918 году, были «векуистыми казаками и веры православной». Проведенное исследование «Родословная днепровских казаков Вака (Вакка, Ваченко, Ватченко)» представлено как методическое пособие с его иллюстрацией кратким историческим повествованием биографии рода Вака и восстановленной родословной. 

Самоидентификация. Автору этой статьи в возрасте восьми лет при первом посещении старинного казацкого села Каленики впервые стало известно, что истоки рода Вака связаны с историей днепровских казаков. Особенно запомнились рассказы моей бабушки Евфимии Степановны (1888-1967), всю долгую жизнь прожившей на своей казацкой отчизне на Полтавщине - в селе Плешканы, где родилась она сама, и соседнем селе Каленики, где родились ее муж, дети, внуки. Ее бесхитростное, но необычайно образное повествование о прожитой жизни будоражило мальчишеский интерес. И люди, и предметы, о коих она вела речь, словно оживали, в воображении рисовались яркие картины из жизни предков, пробуждалось желание узнать о них как можно больше.

Но и бабушка, и мой отец Александр Иванович (1910-1993), тоже очень наблюдательный, многое повидавший в жизни человек и интересный рассказчик, как-то старались обходить упоминание о казацком происхождении рода. Всегда бывшая у казаков устная традиция передачи семейной генеалогии при советской власти в XX веке перестала работать.

Семьи из разных ветвей рода Вака считали друг друга однофамильцами или говорили: «Они родственники, но какие - мы не знаем». Подтвердить их родство в середине XX века было крайне трудно, несмотря на то, что многие семьи проживали рядом друг с другом. Только терпеливое изучение архивных документов о родственных связях семей Вака позволило не только подтвердить казацкое происхождение рода и непрерывное пребывание его членов в казацком сословии несколько столетий, но и определить степени родства членов разных ветвей рода и собрать семьи в единый род.

К своим девятнадцати годам (это был 1959 год) мне удалось нарисовать что-то похожее на родословную таблицу Вака с тремя отдельными ветвями, в которых было пятьдесят имен и четыре поколения. Каждый очередной рассказчик о генеалогии рода мог предложить только «новые» имена вместо «старых» - не более того и, конечно, без ссылок на какие-либо документы, а только на чьи-то устные рассказы.

Много лет отец и близкие с настороженным вниманием следили за моим трудом по восстановлению нашей родословной. Они не отвергали его, но и не очень стремились поддерживать, пока не убедились, что открытые имена - это истинно имена их предков. Только после этого я получил искреннюю и прочную поддержку со стороны родственников, которая еще сильнее вдохновила меня на дальнейшие труды.

Пришло внутреннее осознание себя казаком. Определяющим в этом признании было мое казацкое самосознание. Казачество, как историческая система, имеет свою этническую базу. Являясь сторонником гипотез автохтонного происхождения, отметим, что существуют и другие гипотезы. Из всех казацких сообществ южнорусских степей первой консолидировалась ко второй половине XV столетия днепровские казаки (донские - к концу XVI ст.). Теперь я не мог остановиться в стремлении почтить память предков, передавших нам жизнь, открыв их имена из забвения.

Семейные документы. Семейные документы: записки, воспоминания, справки, грамоты, переписка, фотографии, завещания, медицинские карточки, т.е. всевозможные административные, имущественные и личные документы являются ценнейшим материалом для восстановления родословной и написания истории рода «во всех проявлениях жизни его представителей, как общественной, так и семейной» (Савелов Л.М. Лекции по генеалогии. М., 1994). Кроме изучения сбереженные в казацких семьях документов необходимо общение с потомками казачьих родов, с людьми, помнившими старинные предания казаков, необходимы их непосредственные опросы.

Для семейных документов характерно своеобразие отражения в них информации по сравнению с документацией учреждений. Мне не раз доводилось убеждаться, что эти записки, рассказы старожилов, сохранившие изустные предания о социальном положении, звании, образе жизни и т.п., требуют тщательной экспертизы, потому что иногда вступают в противоречие с официальными документами.  Очень часто личные документы прародителей рода со временем бывают утрачены вследствие бурных событий общественной жизни, древние же предания оказываются переиначены. Становление родовой фамилии приходится реконструировать по архивным документам и книгам, собирая по крупицам вновь открываемые факты и осмысливая их, чтобы последующие поколения могли зримо представить себе, как все начиналось... Это и не удивительно, если вспомнить, сколько смут, войн, бед пережила наша Отчизна, да еще учесть неприспособленность условий сельского казацкого быта к многолетнему хранению в основном бумажных материалов. Проводя опросы родственников, много раз приходилось слышать о том или ином семейном документе, пропавшем в пожаре, истлевшем от сырости, залитом из-за худой соломенной крыши и т.д. Поэтому родственники бережно и трепетно хранят оставшиеся у них семейные документы, часто единственную память о близких им людях, и не желают с ними расставаться даже на короткое время. Особенно это касается фотографий как документов, подтверждающих исторические факты.

Для правдивого отражения исторической действительности требуется широкое привлечение свидетельств о нашем прошлом, источником которых могут быть документы из семейных архивов. Как информативный пример для составления обзора уже имеющихся семейных документов можно использовать публикацию Семейный архив … Публ. Лопатина Н.В. // ЛИРО. Вып. № 4/5 (48-49). 1997. С. 93-102.

Автор этой статьи принял предложение передать на хранение собранные им семейные документы, включающие разнообразные официальные документы членов рода, воспоминания, письма, фотографии, материалы родословной казаков Вака, материалы личных коллекций и др. в Государственный архив Черкасской области Украины (ГАЧО. Ф. Р-5905. Оп. 1. Д. 1-58) и фонд личных коллекций в ЦГИАУК (ЦГИАУК. Ф. 2221. Оп. 1. Д. 232, 233).

Наряду с документацией учреждений личные документы необходимы для развития исторической науки, для определения путей движения в общественной и научной жизни. Все-таки основой для построения достоверной, научно обоснованной родословной днепровских казаков должны быть исторические источники. Родословная и история страны (региона, края). Саму жизнь как явление можно попытаться увидеть только в жизни отдельных поколений народа. Сохранившиеся архивные документы свидетельствуют о казаках как о военном сословии, чья судьба ярко вписана в историю государств, в которых они проживали, - это Русь, Золотая Орда, Крымское ханство, Великое княжество Литовское, Речь Посполитая, Турция и Россия. О древней истории казачества сохранилось мало документов, но они есть, однако изложенные в них факты часто истолковываются совершенно по-разному. Прежде, чем начать непосредственную исследовательскую работу, необходимо разобраться в той исторической действительности, в которой жили ваши предки. Для исследователя необходимо представить основные события, происходившие в местах проживания днепровских казаков и повлиявшие на их уклад жизни, историю, административно-территориальное устройство и др. Наличие такой исторической справки о днепровских казаках, на мой взгляд, объяснило и сориентировало бы исследователя в направлениях и особенностях конкретного генеалогического поиска и его ожидаемых результатах.

Особенности истории и формирования днепровского казачества (не имевшего и законов писанных) вряд ли позволят восстановить родословные семей ранее начала XVII века. Однако восстановить генеалогические данные днепровских казаков за последние двести (редко и триста) лет, при благоприятном стечении обстоятельств поиска и сохранности документов - посильная задача для исследователя.

Перед началом разработки родословной казацкой семьи и для понимания общего исторического подхода к предстоящей работе начинающему исследователю в чем-то окажется полезна библиография, приведенная в обзоре «Казачество: Библиографический справочник. М., 1995». В подборе литературы по теме окажет помощь такое фундаментальное издание как «Справочники по истории дореволюционной России. Библиография» под редакцией Зайончковского. Необходимо познакомиться и с литературой, в которой дается описание и терминология родства по крови, по бракам и духовной, а также указываются адреса генеалогических обществ и др. 

Историю административно-территориальной принадлежности региона (города, села и т.п.) во времена, когда в них, хотя бы предположительно, проживали интересующие Вас семьи (днепровские казаки), можно выяснить, поработав в библиотеке со справочной литературой (Например, Список населенных мест Полтавской губернии за 1900 год. Полтава, 1904; Список населенных мест Черниговской губернии. СПб, 1863). Затем, следует определить названия и перечень действовавших там государственных и общественных учреждений (Еропкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. М., 1983, см. библиографию в этой книге), особенности учета лиц казацкого сословия, наличие трудов других исследователей, использовавших в своей работе списки населения края и т.д. Разбросанность материалов государственных учреждений, действовавших в прежние времена на территории Гетманщины (Малороссии) по разным архивам, сложность, а иногда и запутанность внутренней структуры документальных комплексов-фондов хранения архивов, многократные перемещения документов из архива в архив, безусловно, осложняют работу исследователя. При этом в каждом конкретном случае важна связь «родословная - исторический фон», на котором вершилась судьба ваших предков.

О способах сбора (поиска) генеалогических сведений. «Топтание» вокруг одних и тех же имен и вопросов разработки родословной на основе семейных преданий и опросов продолжалось довольно долго. С годами не пришло понимание, что сведений, полученных от родственников и не подтвержденных документами, недостаточно. Для этой работы требовались надежные источники, а найти их можно было в архивах, библиотеках, музеях и других учреждениях, там, где сохраняется память об истории и культуре моего народа. После установления административно-территориальной принадлежности региона (города, села и т.п.) начинается поиска адресов учреждений, в которых должны были бы находиться исторические источники, содержащие разыскиваемые данные о родословной казачьего рода. В этом помогут изучение справочников по государственным архивам СССР (Государственные архивы СССР. Справочник. М: Мысль, 1989, Т. 1-2; Государственные архивы Украинской ССР. К., 1988). В справочниках имеется перечень центральных государственных архивов, архивов областей, а также архивов, имевших республиканское значение (на 01.01.1986 г.) и их адреса. Естественно, за последнее десятилетие изменились названия архивов и уточнены их характеристики, что требует корректировки приведенных в справочниках данных. Сведения о районных и городских государственных архивах с переменным составом документов и их адреса можно найти в архивах областей. Наиболее полный список музеев исторического плана и краеведческих, имеющих отделы по региональной истории, и их адресов содержится в книге-справочнике «Исторические и краеведческие музеи СССР. Каталог. М., 1988». При проведении исследования может быть использовано, как обычно и бывает в практической генеалогии, две формы работы с государственным учреждением: посылается запрос или, если была такая возможность и необходимость, проводится самостоятельная работа в читальном зале согласно определенным правилам (о привлечении практикующего специалиста-генеалога здесь мы говорить не будем). Государственные архивы исполняют запросы учреждений и заявлений граждан и выдают им архивные справки (архивные копии, архивные выписки) социально-правового характера, необходимые для «обеспечения прав и законных интересов граждан» (Основные правила работы государственных архивов СССР. М., 1984). Заявления, посланные в разные учреждения, с просьбами сообщить те или иные метрические данные, пришли все (теперь хорошо понимаю почему) с ответами, никак не удовлетворявшими цели задуманного поиска. Источниковедческая база ответов на запросы в государственных архивах, как правило, небольшая. В архивах не разработан научно-справочный каталог по персоналиям; наличие в большинстве фондов генеалогической информации не исследовалось. Эти фонды долгое время были мало доступны и материалы из них выдавались на определенных условиях, которые исследователь зачастую не мог выполнить. Сейчас архивы выдают копии документов за плату, не всегда символическую при обширной родословной. Постепенно таяла надежда продвинуться в генеалогии рода с помощью заявлений (запросов). Стало совершенно ясно, что нужна самостоятельная работа в архивах. Рассказывать, как было трудно получить доступ к такой работе, сейчас нет смысла. Теперь оформление разрешения для работы в читальном зале архива возможно и по личному заявлению для любого исследователя. Для глубокой, обширной генеалогической работы в настоящее время возможен только самостоятельный труд исследователя, может быть, на первых порах и не очень подготовленного, но терпеливого.

Продолжение в следующем номере.

 
 
 
 
 
 
 
 

Кто  на сайте

Сейчас 223 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша  фонотека