Казачья слава морская

Печать

Для подавляющего числа читателей словосочетание «казак-моряк» звучит где-то на уровне шутки о подводной лодке в степях Украины. А тут - целое «морское сословие».

Казак в массовом сознании - это непременно кавалерист с пикой и шашкой, а станичник, ловко управляющий парусом и штурвалом боевого корабля, считается сюрреализмом в русской военной истории. Оказывается, XYIII - XIX веках наряду с иррегулярной казачьей кавалерией существовали целые иррегулярные казачьи флотилии. Морскими по своей изначальной природе были древние казачьи войска: запорожские, донские, терские, яицкие (уральские)… Всё, что образовались на территории восточных славян к концу XYII века.

Образ казака-кавалериста сложился, по мнению историка Донского Войска, генерала Н.И. Краснова (отца атамана ВВД, генерала П.Н. Краснова), всего 150 лет назад. Так он написал в своей статье «Казачий флот», которая была опубликована в петербургском журнале «Военный вестник» в 1885 году. Надо заметить, что о казаках-моряках писали не только донской генерал во второй половине XIX века. О них свои воспоминания оставили А. Олеарий - участник плавания на старорусском корабле «Фредерик», Гийом Левасер де Боплан - француз, служивший на Украине при польском дворе 17 лет. О казачьих эскадрах и морских десантах писали их враги - турки: префект (градоначальник) города Кафы (ныне г. Феодосия) Эмиддио Дортелли де Асколи, путешественник и историк Эвлия Челеби. Он был свидетелем знаменитого «азовского сидения» казаков. О казаках-мореходах знали не только жители «внутренних» морей: Азовского, Средиземного, Каспийского, Чёрного. Они прорвались даже в Атлантику!  В 1646 году 2400 запорожских казаков на своих судах осаждали французский портовый город Дюнкерк (тот самый, у которого в 1940 году гитлеровский вермахт прижал к проливу англо-французские войска). Вот куда доплывали парусно-весёльные «чайки» казаков!

Да что там Дюнкерк, до которого можно догрести, идя вдоль берега! В XYII веке якутские и сибирские казаки совершили дальние плавания по водам Тихого и Северного Ледовитого океанов. Казак Атласов присоединил к Руси Камчатку, а позже достиг берегов Японии. Казак Дежнёв открыл пролив, разделяющий Азию и Америку, но его заслугу, достойную эпохи Великих географических открытий, приписали Берингу.

Однако большинство отечественных историков не признают за казачьим флотом первенства перед петровским. Известные дореволюционные историки российского флота - Аренс, Веселаго, Елагин, Квашнин-Самарин, Каллистов - о казаках-моряках упоминали редко, неохотно и скептически. Генерал Н.И. Краснов в своей статье о казачьем флоте удивлялся, почему ни историки Донского Войска, трудившиеся в Российской империи после 1721 года, ни мэтр русской истории С. Соловьёв не уделяют казачьему флоту должного внимания, не подвергают анализу его боевую историю, его опыт. А ответ очевиден. В сравнении с флотом казачьим, экономичным, эффективным и долгодействующим, петровский выглядит плохой и разорительной компиляцией иностранных флотов. Корабли, отстроенные (в духе советских «ударных объектов» 30-х гг. XX века) из сырого, некачественного леса, быстро сгнили и развалились.

Надеюсь, что книга будет интересна не только казакам всех войск, морякам флотов России и Украины, но и каждому любителю отечественной истории и патриоту нашей Родины. Можно сколько угодно не соглашаться с моими выводами, главное, чтобы читателям она дала повод свободно и пытливо подумать об истории казачества.

Благодарю журнал «Казаки», предложившего мне опубликовать на его страницах выдержки из книги о казаках-мореходах.

Смирнов Александр Александрович - сотник, помощник Войскового атамана ВКО ВВД по культурным связям с регионами. Журналист, дипломат Международного Союза славянских журналистов, лауреат литературного конкурса им. М.А. Шолохова. Действительный член русского географического общества. Основатель и главный редактор книжной серии «Казачья библиотека». Автор книг: «Казачьи атаманы» (2002), «Атаман Краснов» (2003), «Зелёные гардемарины» (2004), «Атаман Семёнов» (2005), «Крестники Андреевского флага» (2006) и др.

Викинги южных морей или православные крестоносцы

Люди простые, в обычных чинах,
Взяв сухарей, толокна для припаса
Русские норманны в утлых челнах
В море уходят без карт и компаса.

Историки пока так и не пришли к единому мнению, откуда появились донские и запорожские казаки. Кто-то находит их тюрские корни, кто-то лелеет мечту о республиках беглых «бомжей» на берегах южных рек и морей. Бродяг, которые проявили удивительную самоорганизованность, образовав в кратчайшие сроки морской флот, кавалерию, посольства, правительство, свой особый хозяйственно-экономический уклад. Но если исследовать древнюю историю казачества, в первую очередь запорожцев и донцов, по дедуктивному методу, призвав на помощь логику и здравый смысл, то выявится совсем иная картина, чем в трудах столпов исторической науки.

Казаки не занимались земледелием и скотоводством. Их основное занятие - война, а в краткие периоды мира - охота и рыболовство, что также требует готовности к риску и проявления качеств воина. В культуре запорожцев, например, часто фигурирует героический образ «благородного лыцаря» (изменённое произношение слова - «рыцаря»). Европейское рыцарство - каста профессиональных воинов, объединённых верностью христианской церкви. Для них её олицетворял на земле Папа Римский. А запорожские и донские казаки - с их искренней преданностью православной вере, не напоминают ли они своим воинским братством рыцарские ордена? Православные крестоносцы в низовьях рек Днепр и Дон! Только кресты они носили не на плащах и щитах, а укромно, на шее.

Но откуда они появились там, в этих низовьях? Есть свидетельства, что донские казаки преподнесли икону Дмитрию Донскому в канун исторического сражения на Куликовом поле. Принял бы московский князь святыню в дар от сомнительного сообщества полууголовных элементов, только-только сбежавших на Дон и сбившихся там в ватаги анархистов? Тем более что немало донских казаков приняли участие в битве на стороне московского воинства. Если донские казаки имели политический вес и военное значение в 1380 году, то это значит, что сформировались и окрепли они задолго до этого события. И даже не за десять-двадцать лет. А если значительно раньше? Но если так, то это уже XIII век - период распада Киевской Руси. Кстати, в войске Мамая, который в пик боя возносит молитвы почему-то языческому Перуну, а не мусульманскому Магомету, воюют и донские казаки… «Белые» казаки рубили «красных»? Похоже. Но главное - от кого бежали на Дон «холопы», если феодальная система Киевской Руси распалась, а Московская Русь едва-едва крепнет? Где легче укрыться от татарских конных шаек - в непроходимой чаще лесной Руси или в открытой степи, которая словно предназначена для успешных действий кавалерии?

А запорожцы? Вот распалась Киевская Русь, крепостного права нет и в помине, бежать от феодальной зависимости невозможно, потому что её просто нет: старых феодалов пожгли «татаро-монголы», а новые ещё не родились. И вот на порогах Днепра возникают укреплённые городки - Сечи, куда, словно по чьей-то команде, сбиваются в полки сотни и тысячи хорошо вооруженных и обученных воинов. Самое интересное, что в Речи Посполитой, которая стала географической и исторической наследницей Киевской Руси, считают нормальным заключать с этими партизанскими ватагами договоры и союзы. Даже во Франции и в Испании готовы привлечь казачьи полки для войны друг с другом. Не слишком ли много чести для толп беглых холопов? Запорожцы - каста профессиональных воинов, она сложилась задолго до того времени, когда их «прописали» в истории.

Где-то на уровне интуиции чувствуешь, что казаки - донцы и запорожцы - потомки древнерусских богатырей-дружинников. Сословия, членам которого можно было иметь семьи, но нельзя было заниматься иным делом, кроме войны, охоты и рыболовства. Сословие, конечно, пополнялось пришлыми, в крови и сознании которых  присутствовал «ген воина». Но основу богатырства-казачества, его «кадровый» костяк, составляли потомственные военные, чей удел - служить богу войны и охоты - передавался из поколения в поколение.

Казачество, как и средневековое рыцарство, было интернациональным. Английские, французские, испанские, итальянские, германские рыцари были различны этнически, но спаяны дисциплиной рыцарского ордена, верой в Христа и подчинялись Великому Магистру ордена и Папе Римскому. Донские и запорожские казаки имели в своих рядах великороссов и малороссов, поляков, потомков тюркских народов, даже немцев и французов, но каждый из пришлых становился православным христианином, верующим в Христа и Святую Троицу. Безропотно подчинявшимся распоряжениям Верховной Рады или Войскового Круга, гетмана или войскового атамана. Православное казачество, как и европейское рыцарство, имело свой «кодекс чести», неукоснительно соблюдавшийся в бою и в быту. 

Есть и ещё одно удачное сравнение: донское и запорожское казачество - это православные «викинги» южный морей. Флотилии древних скандинавов на парусно-гребных судах - «дракарах» - наводили ужас на жителей прибрежных городов Европы и северо-запада Руси. Они были хозяевами рек и морей, штурмуя Париж и Лондон… Добирались до Средиземного моря и Северо-Американского континента. Только что не имели огнестрельных пищалей и орудий-фальконетов.

Спустя несколько веков их тактику на морях и реках как историческую эстафету приняли запорожцы и донцы. Они были грозой Азовского и Чёрного морей. (Кстати, «Чёрного» потому, что так его прозвали турки из-за чёрной роковой угрозы казачьего флота. А более мирное, спокойное море - Мраморное - именовали «Белым». Азовское в те времена называли «Синим».) Казаки были морским сословием до тех пор, пока молодая Российская империя, созданная протестантами, не «перевела» в кавалерию героев православного флота.

Вот ещё что любопытно: никому не известна карта мира, составленная не по физическим параметрам планеты, не по политико-государственному принципу, не по национальному… А по религиозному. Ведь до начала ХХ века, даже, так сказать, в цивилизованных странах главной определяющей характеристикой человека была не его национальность, а вероисповедание. Вот даже в «прогрессивном» ХХ веке: если к СССР прибавить страны социалистического лагеря, где проповедовался полный или частичный атеизм, то получилась бы потрясающая картина. Около половины поверхности планеты не имела бы «религиозного цвета» на такой карте. Бесцветная, сатанинская муть - вот был цвет России в период с 1917 по 1991 год. А вокруг, наползая друг на друга, воюя и переплетясь, пестрели разными красками «территории»: католичества, протестантства, ислама, буддизма, конфуцианства, православия, иудаизма и даже язычества, в разных вариациях… Нет, интересная получилась бы карта, даже для ХХ века, поучительная и характерная! А для веков ХVI - XVII? Какой цвет на этой карте имело бы казачество рядом с синими «кляксами» Азовского и Чёрного морей? Какую роль играло?

Форпостом православного мира на рубеже с исламским было оно в те века. И рубеж, «линия фронта», проходила по морским волнам.

Итак, казаки донские и запорожские. Православные. Казаки-мореходы  со своими адмиралами, флотилиями, судоверфями… Они жили в одно время, буквально были братьями по оружию. В истории известен лишь один крупный инцидент между ними.

Весной 1625 года донцы и запорожцы сговорились захватить и пограбить турецкий порт Трабзон. Две тысячи донцов подошли к городу чуть раньше запорожских «чаек» и, боясь утратить фактор внезапности, в одиночку полезли на стены. Приступ был отбит с большими для них потерями. Подошли запорожцы, а для решительного штурма сил уже не было. Между командирами союзных флотилий возникла ссора. Запорожцы обвиняли донцов в необдуманной спешке и в стремлении в одиночку довольствоваться богатствами побежденных… Донцы огрызались в ответ, что запорожцы слишком долго собирались и хотели на «горбу донцов» ворваться в город и взять большую долю добычи, поскольку понесли бы меньшие потери… Между союзниками вспыхнула драка, в результате которой донской атаман был убит, и казачьи флотилии разошлись в разные стороны к неописуемой радости осажденных турок. Но такие конфликты были единичными.

У них была схожая тактика действий на море, были общие враги - Турция и Крымское ханство. Но! На этом их сходство и заканчивается.

Запорожцы, образно говоря, «жили в гражданском браке» с польским королевством, гетманы наведывались в Варшаву, в которой выпрашивали жалованье для казаков. В киевских и нежинских учебных заведениях учились сыновья казачьей элиты (стоит вспомнить легендарных сыновей Тараса Бульбы - выпускников бурсы). Запорожцы имели право заключать собственные торговые соглашения с турецким султаном, не оборачиваясь на Варшаву. Заключались союзы с Францией. Синевики Днепра были, если так можно выразиться, более европеизированы. Более цивилизованы.
Донцы состояли в аналогичных отношениях с Московской Русью.

«Гражданским браком» их войсковые атаманы «жили» с московским царём. Обменивались посольствами и «зимовыми станицами». Ждали денег, военных припасов и, уже во второй половине XVII века, подкреплений войсками.

Но их главная ударная сила, сила самостоятельная - приходилась на восток. На Азию. Если в Чёрном море они были «младшими братьями» запорожцев, которые то и дело приходили им на выручку в море Азовском, то на востоке, в море Каспийском, они были подлинными могучими «варягами» - грозой персов и наставниками флотилий терских и яицких казаков. И ещё одно различие. Важное. После того как гетман запорожцев, Зиновий (Богдан) Хмельницкий, сменил внешнеполитическую ориентацию с польской на великорусскую, морской флот запорожцев как-то стал хиреть. Словно сам собой. А ВМС донских казаков, наоборот, во второй половине XVII века пережили эпоху расцвета. Стоит вспомнить, что в 1644 году основана крепость-столица донцов Черкасск. Именно на этот период приходится взлёт флотоводческого таланта атамана Донского Войска - Степана Тимофеевича Разина. Его в истории описывают исключительно как уголовника, сжегшего корабль московского царя и утопившего в Волге женщину персидской национальности. «Забывая» перечислить ряд морских сражений в Азовском и Каспийском морях, которые он выиграл у турецких и персидских адмиралов.
Поэтому в нижеследующей главе, описывающей морскую славу Запорожского Войска, часто будут упоминаться донские казаки. Но моряки-донцы заслужили и отдельную, последующую, главу.

Прежде чем приступить к ознакомлению с морской историей казачества, было бы справедливо представить их практически единственного противника на Чёрном и Азовском морях - Турцию, её военно-морские силы. (Запорожские казаки, правда, имели опыт морских боёв с французским и испанским флотом XVII веке, но это был хоть и яркий, но эпизод в их истории.)

И вот что интересно! Россия, православный мир воевали с турецким флотом минимум с начала XVI века по 1917 год. Сначала запорожские и донские атаманы, потом адмиралы петровского и екатерининского флота… Адмиралов: Спиридонова, Ушакова, Лазарева, Нахимова, Корнилова, Макарова, Колчака - победителей турецкого флота - знают многие. А кто знает турецких адмиралов, с кем они сражались, кого побеждали? Была ли в России издана хоть бы одна книга, автором которой был бы турецкий флотоводец, сражавшийся против Андреевского флага? Или не адмирала, а просто рядового участника или свидетеля этих сражений? Султанская Турция была достаточно просвещённой страной, с богатейшей культурой, чтобы в рядах её флота были люди, способные владеть пером. За 400 с лишним лет, нет сомнений, о русском Черноморском регулярном флоте и о казачьем с «той стороны» написано немало. Только вот в России почему-то их если и издают, то как-то незаметно. Можно сказать, что практически нет работ российских авторов о турецком военном флоте, о его адмиралах XVII, XVIII, XIX и  XX веков. Об английском флоте, о кайзеровском и гитлеровском флоте, о японском, даже об итальянском - написаны и изданы тома и библиотеки. А о турецком, с которым воевали более четырёх веков, - словно какой-то заговор молчания.

Всё, абсолютно всё современное черноморское побережье Болгарии, Украины, России, Грузии до второй половины ХVIII века было турецким, практически все старинные северо-черноморские порты - в прошлом были портами и крепостями Турции, а о том, как их былые хозяева описывали процесс их утраты, в России молчок Громко провозглашаются лишь данные о боевых потерях турок.

К концу XV века Османская империя турок была фактически монопольным владыкой Средиземного, Мраморного, Чёрного и Азовского морей. Турки испытывали, пользуясь определением российского этнографа Л.Н. Гумилёва, - «пассионарный подъём».

Южные моря являлись, таким образом, просто бассейнами для мусульманского флота. И вот в эти «бассейны» вливались две православные реки Днепр и Дон, которые несли на себе лодки казачьих флотилий.

Действия этих флотилий, с парой крошечных пушчонок на далеко не каждой лодке, против военно-морской мощи Турции можно считать безумием. Или героизмом. Но «безумству храбрых - поём мы песню», вчитываясь в историю морской славы казачества - морского сословия.

 
 
 
 
 
 
 
 

Кто  на сайте

Сейчас 70 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша  фонотека