Затерянные во времени (продолжение. Начало в № 22 2010 г., № 1 2011 г.)

Печать

Указом 25 июня 1832 г. и Уставом 17 января 1834 года (II ПСЗ. Т. 9. № 6727) изданы новые положения о малороссийских казаках, которыми определялись их управление, права и обязанности. Создано особое присутственное место - «Главная Хозяйственная Контора» - местное административно-хозяйственное учреждение для управления малороссийскими казаками.

Об открытии действия этого учреждения было объявлено Сенатским указом 25 июня 1834 года (II ПСЗ. Т. 9. № 7323). Решению этого вопроса предшествовала многолетняя переписка, документы которой частично сохранилась в делах (РГВИА. Ф. 405. Оп. 6. Д. 275).

Управление жизнью малороссийских казаков, как и всего населения после реформ конца XVIII столетия было в ведении гражданских губернаторов, что не полностью соответствовало интересам российского правительства, которое всегда было заинтересовано в использовании казаков в роли высокоорганизованной и мобильной военной силы. Участие 15 полков в войне с Наполеоном и 8 полков малороссийских казаков в польской кампании 1831 года подтвердило их возможности как военной силы.

Эти документы решили и главный спорный вопрос, на каком основании казаки владеют земельным имуществом? Они подтвердили мнение Государственного совета от 14.04.1823 г., который определил, что «земли малороссийских казаков не зависят от управления Министерства финансов, принадлежа либо казакам «сходно с правом дворянским» (т.е. отдельным лицам), «либо обществу их, не имеют сходства с землями казенных крестьян во владении состоящими, которыми заведывают казенные палаты».

Ранее с 1815 по 1832 год указом царя, данным Военному министру, возлагались на Инспектора поселений кавалерии с теми же обязанностями, что и в новом Уставе. Теперь же малороссийские казаки, поступая под управление военного ведомства, остаются в гражданском быту на общих правилах - они составляют особое сословие, сохраняют прежнее имя и не причисляются к военным поселенцам. Вместо обыкновенного рекрутского набора учреждался отдельный набор для казаков по 5 человек с 1000 для укомплектования армейских кавалерийских полков. (В. Семевский. Крестьяне различных наименований в XVIII и первой половине XIX века. ПСЗ II. Т. ХХ (1845) Поставка воинов с малороссийских казаков Полтавской и Черниговской губерний № 19426.

Источники: Правящая Россия: Полное собрание сведений о правах и обязанностях административных учреждений и должностных лиц Российской империи. СПб. 1904. II ПСЗ. Т. 9. № 6727, № 7323.

Однако фондов отложившихся дел с документами самой «Главной хозяйственной конторы для малороссийских казаков», работавшей в Полтаве до 1918 года, и ее многочисленных структур разыскать в госархивах Украины и России не удалось, хотя ссылки на наличие таковых в документах других учреждений имеются. Неизвестна и дата ликвидации этого учреждения, предположительно - после 1917 года.

Эта местная государственная структура управления малороссийскими казаками не была исследована историками и архивистами и отложившиеся в результате ее деятельности документы (даже то малое их число, что есть) не выделены в отдельный фонд хранения ни в одном архиве Украины и России, хотя при ее образовании указано, что она «действует наравне с казенными палатами» и их документы имеются в фондах хранения архивных учреждений. Специальных исследовательских работ по этой теме управления малороссийскими казаками в XIX - начале XX вв. в научной литературе не обнаружено.

В ЦГИАУК имеется в одном из фондов два дела: «Попечительской Черниговской конторы для малороссийских козаков» и «Попечительской Золотоношской конторы для малороссийских козаков» без указания на подчинение этих структур Главной хозяйственной конторе (ЦГИАУК. Ф. 1247. Д. 35, 36). В этих делах сохранились документы с общими сведениями о проведенной описи казацких земель губерний перед переходом их под новое управление, в них можно найти отдельные имена и сведения по составу населения казацких сел.

Других дел городских и многочисленных уездных попечительских контор для малороссийских казаков Полтавской и Черниговской губерний пока не обнаружено. В их поиске по моей просьбе участвовали сотрудники архивов, но позитивных результатов нет.

В описях входящих документов Военного министерства, сохранившихся в делах РГВИА, имеется перечень документов, полученных от Главной хозяйственной конторы начиная с 1835 года, например, в делах Инспекторского департамента.

В систематический каталог РГВИА занесено только всего несколько общих документов о малороссийских казаках, не касающихся непосредственно Главной Хозяйственной конторы.

Для решения проблемы поиска и систематизации документов Главной Хозяйственной конторы требуется большая работа исследователей-источниковедов и архивных работников.

Метрические записи

Для днепровского казачества православный храм в течение столетий являлся местом, где оформлялись первичные записи основных событий жизни каждого казака: рождение, бракосочетание и смерть. Поэтому первое, что необходимо сделать для успешного поиска, - это установить названия храмов в местах проживания ваших предков (предполагаемых), в том числе, время их постройки (освящения), годы работы и вообще как можно полнее их историю. (Грановский А. Полтавская епархия в ее прошлом и настоящем. Полтава, 1901; Коломенский Г. Сборник необходимых сведений о каждом приходе и адресный календарь духовенства Полтавской епархии. Полтава, 1890 и др.)

После установления вашего прихода начинают поиск его метрических книг, а затем и анализа обнаруженных записей. Регистрация актов гражданского состояния началась на территории современной Украины еще с середины XVI в. В России законодательный акт об учете православного населения был установлен в 1702 г. С 1724 г. существует официальная форма метрических книг. Они разделены на три части: «О рождении», «О бракосочетании», «Об упокоении». Записи в них велись непрерывно. По окончании одной книги начиналась другая, иногда в ту или иную часть добавлялись дополнительные листы и производилась перенумерация остальных листов.

Советской властью было организовано разрушение и разграбление большинства церквей в СССР. При этом были потеряны, уничтожены многие бесценные исторические документы, книги памяти народа. Сейчас настало время «собирать камни», и кое-где уже восстановлены древние святыни.

Метрические книги начали вести в Гетманщине с начала второй четверти XVIII века для всех сословий. Метрические и исповедные книги велись в каждой приходской церкви в двух экземплярах. Один отправлялся в духовные правления и консистории епархий. Поэтому наибольшее количество метрических книг и исповедных росписей отдельных православных церквей отложилось в фондах духовных консисторий и правлений, которые можно найти в путеводителях, каталогах, описях архивов. Материалы церковной демографической статистики дают возможность проследить родословную любой семьи независимо от социальной принадлежности. (Антонов Д.Н., Антонова И.А. Метрические книги России XVIII - начала XX века. М. 2006)

В XVIII в. метрические записи велись без указания имени матери, поэтому женские имена чаще отыскивались в разделах книг «О бракосочетавшихся» или «Об умерших» или исповедных росписях. Если кто-либо из рода вступал в брак с женщиной, уже имеющей детей, то все дети этого брака включались в его семью, а если были усыновлены (как правило), то включалось и их потомство.

В наши дни метрические книги о днепровском казачестве хранятся в фондах ГАПО. Ф. 706 за 1769-1920 гг.; Ф. 801 за 1758-1851 гг.; Ф. 1001 (коллекция) за 1741-1918 гг., Государственного архива Черниговской области Ф. 712 за 1785-1796 гг.; Ф. 679 за 1716-1919 гг.; и еще более десятка фондов духовных правлений за 1742-1833 гг., ГАЧО. Ф. 521(403) за 1734-1900 гг.; Ф. 931 за 1877-1919 гг., ГАКО. Ф. 334 за 1752-1921 гг., Государственного архива Днепропетровской области (ГАДО. Ф. 104, 106), ЦГИАУК. Ф. 127 за 1700-1919 гг.; Ф. 990 за 1733-1785 гг. и др., а также в небольшом количестве все еще имеются в архивах ЗАГСов.

Найденные в документах сведения можно унифицировать и стандартизировать и сделать на каждое выявленное лицо генеалогическую карточку. Она имеет самостоятельное значение как этап в генеалогическом исследовании. Сейчас в практической генеалогии используются несколько видов генеалогических карточек.

Исповедные ведомости

Отсутствие или потери генеалогических данных в записях метрических книг можно восполнить сведениями из сохранившихся исповедных ведомостей, которые учитывали по каждому церковному приходу все православное мужское и женское население. Они составлялись приходским священником по определенной форме для регистрации исполнения жителями церковных обрядов, при этом в них указывались название населенного пункта, сословие, социальный разряд населения (духовные, военные, казаки, и пр.), поименный состав жителей каждого двора, их возраст, степень родства и т.д.

В исповедных росписях прихода казаки записывались в отдельном разделе: «Казаки и их домашние». С середины XIX в. отслужившие действительную воинскую службу казаки, записывались в другом разделе «Военные и их домашние». Во время военной службы казака, в случае гибели во время службы или смерти уже после окончания службы члены его семьи продолжали учитываться в разделе «Военные и их домашние». Очень многие из этих документов о казаках Полтавской и Черниговской губерний к нашему времени утрачены. Тем более исследователю необходимо вооружиться терпением и настойчивостью в достижении поставленной цели.

Их находки исповедных ведомостей помогли определить семейные связи, изменить порядок следования поколений, дополнить новыми именами родословную. Некоторые исповедные ведомости удалось ксерокопировать и чтение копий теперь почти не обнаруживает бедственного состояния оригинала.

Необходимость работы с метрическими книгами, исповедными ведомостями и с ревизскими сказками объясняется взаимодополняемостью данных в них, а это крайне важно при неполной сохранности источников. При условии постоянства места жительства семьи, мы имеем возможность проследить родословие с начала XVIII века, что и подтверждает исследованное генеалогическое древо днепровских казаков Вака.

Сведения о казацкой службе

В течение многих веков Российское государство использовало казаков преимущественно как военную силу. Свою многовековую службу Российскому государству казаки завершили всеобщим участием в Первой мировой войне 1914-1918 гг. Гетманщина была подведомственна Военной коллегии (1721-1802), а Малороссия с 1802 года различным структурам Военного министерства.

Днепровское казачество, утратившее свое войсковое устройство в конце XVIII в. и сохранившее лишь положение свободных людей, свято оберегало свое имя казака, хотя уже в XIX веке они фактически были лишь государственными крестьянами. Малороссийские казаки продолжали везде и всегда исполнять свою главную обязанность - войсковую службу. Поэтому проследить ее исполнение в казачьем роду из поколения в поколение - задача увлекательная, необходимая и сложная.

Именно в военных архивах отложились сведения об этих людях. По этой причине военные архивы представляют для генеалога существенный интерес.

Получить содержательный ответ из военных архивов на запрос о прохождении военной службы или биографических данных военнослужащего - труд непростой, особенно, если поиск ведется о лицах не офицерского состава. Архив обычно отвечал: «Сообщаем, что по данным выявить сведения не представляется возможным. Для наведения справки о военнослужащем старой русской армии, необходимо указать номер и наименование войсковой части, в которой он служил, а также его воинский чин. Послужных списков рядового состава архив не хранит» (Семейный архив Вакка Б.А.). Поэтому только работа в архиве самого исследователя в какой-то мере может ответить на поставленные вопросы.

В советское время в архивах большинство фондов с документами о службе малороссийских казаков, точнее, казаках вообще, в российских войсках были уничтожены или расформированы. Тем не менее, как неоднократно отмечалось, одной из особенностей генеалогического поиска является практическая неограниченность использования разных видов источников. Поэтому посмотрим на некоторые из них с точки зрения пригодности их для целей нашего поиска. Учитывая, что днепровское казачество прошло многовековой путь своего развития в составе ряда государств и имело те или иные особенности в несении воинской службы на разных этапах, обозначим пути поиска источников и материалов о каждом из них - это реестровое казаки литовско-польских времен, Гетманщины (1654-1786), воинская служба малороссийских казаков 1786-1874 гг. воинская служба казаков 1874-1917 гг., малороссийские конные казачьи полки в XIX в., воинская служба потомков казаков после 1917 г.

Литовско-польские времена

В 1562 г. было достигнуто постановление Польско-литовского Сейма о выплате запорожским (днепровским) казакам ежегодного жалованья, «дабы они могли содержать нарочитое число своего войска и готовы быть к защищению Польши, да и отдали им все пространство земель, которое лежит между реками Днепром и Днестром к татарским границам, кои были без них опустошены татарскими нападениями, дабы они там поселились городами, в которых бы им собраться всем, вообще». «Козаки приложили старание привести в состояние доброты свои земли, так что в короткое время на всей оной земле построились многие и немалые города, также сел и деревень премножество, а старые вновь возобновили» (Летописное повествование о Малой России и ее народе и казаках вообще отколь и из какого народа оные происхождение свое имеют и по каким случаям они ныне при своих местах обитают, как-то черкасские или малороссийские и запорожские, а от них уже донские, а от сих яицкие, что ныне уральские, гребенские, сибирские, вольские, терские, некрасовские и проч. казаки, как равно и слободские полки. / Собр. и сост. чрез труды А. Ригельмана 1785-1786. Ч. 1-4 М., 1847).

В 1562 г. в Великом княжестве Литовском учрежден Пятигорский гвардейский полк, сформированный из черкасов-славян с Кавказа. В правление короля Стефана Батория (1575-1586) была усовершенствована судебная система днепровского казачества, введено звание «Гетман», а для награды за заслуги учреждено три степени войсковых товариществ: бунчукового, войскового, значкового, разрешено селиться казакам до самого Киева. В 1578 году был создан первый Реестр, создавший в казацком товариществе особую группу с правами «шляхты загродовой». Ранние реестры казаков не сохранились за исключением одного - 1581 г., где приведены несколько сот имен (Zгоdla dzi?jowe. Т. V. ?ustracye krolewszczyzn ziem Ruskich, Wolynia, Podola i Ukrainy z pierwszej polowy XVII wеiku / Przez А. Jablonowskiego, Warszawa, 1877).

Несомненно, Реестр Войска Запорожского 1649 года, составленный к Зборовскому договору 1649 года между польским королем и запорожскими казаками, - один из масштабных документов с антропонимическими данными о казаках (Великое княжество Литовское, включая и будущее малороссийское дворянство), в который следует заглянуть исследователю. Он содержит перечень имен около сорока тысяч реестровых казаков (Реэстр Вiйска Запорожського 1649 року. К., 1995). Желание соединить свою родословную с одним из имен реестра может быть одним из зримых стимулов для продолжения и углубления исследовательской работы.

Период Гетманщины (1654-1786)

Находки сведений о предках из того времени будут редки, так как документов учреждений, управлявших реестровом казачеством, сохранилось до наших дней очень и очень мало. Это дела архивов, отложившиеся в результате деятельности Генеральной войсковой канцелярии, Генерального войскового суда, Генеральной скарбовой и полковых канцелярий, сотенных канцелярий (правлений) и других административных учреждений, созданных со времени последней казацко-польской войны 1648-1654 годов, и просуществовавших до 1783 г. в Гетманщине. Они, в основном, сосредоточены в фондах в ЦГИАУК (Центральный государственный исторический архив Украины в Киеве. Путеводитель. К., 1959); РГАДА (Центральный государственный архив древних актов. Путеводитель. М., 1992-1996, Т. 1-4).

Самые обширные генеалогические сведения были в документах, ведшихся в сотенных канцеляриях (правлениях). Они управляли военными, административными и судебными делами на территории всей сотни. Во главе сотенной канцелярии (правления) стоял сотник. Это учреждение, как и другие, существовали в полках до 1783 г., но документов, несомненно, представляющих сейчас большой генеалогический интерес, сохранилось до наших дней немного. Типовыми документами среди них были:

- «Реэстр жителей сотни»;
- «Книга запису купчих, духовных, актов передачи у спадчины та инши документы старшин, казаков и мещан»;
- «Ведомости сколько посполитых, подданных и «служителей» у сотни» и др.

Может так случиться, что главной находкой в них будут имена рядовых казаков, но и их сохранилось мало. Например, село Каленики являлось свободным войсковым селом Гельмязевской сотни Переяславского полка с начала народной войны 1648-1654 гг. Нет сомнений, что калениковцы принимали участие в этой войне, которая не обошла ни одну семью, ни одно селение днепровских казаков. Однако ни одного документа Гельмязевской сотенной канцелярии (правления) не сохранилось до наших дней.

Для поиска генеалогических данных днепровских казаков можно использовать документы, отложившиеся в результате деятельности приказа «Малыя Россия» (1662-1722), Государственной коллегии иностранных дел (1717-1802) и Правительствующего Сената (1711-1917). Малороссия была подведомственна Военной коллегии (1721-1802), Иностранной коллегии в (1717-1722), (1722-1734, 1749-1756 только по политическим делам) годах. Сохранившиеся документы о Малороссии хранятся в фондах РГАДА (Софроненко К.И. Малороссийский приказ Русского государства во второй половине XVII и начала XVIII века. М., 1960; Центральный государственный архив древних актов. Путеводитель. М., 1992-1996, Т. 1-4).

Дела столов приказа «Малыя Россия» (РГАДА. Ф. 229) содержат различные росписи, перечни, списки до нескольких сотен имен и фамилий (прозвищ) казаков, например: «Перечень людей убитых по ту сторону Днепра в сражении с турками ... 1679 год» (РГАДА. Ф. 229. Оп. 1. Кн. 5951); донесение о походе на Казы-Кермень и приложенная к нему «Именная роспись воинским людям, которые были ранены и убиты в том сражении. 1696 год» (РГАДА. Ф. 229. Оп. 1. Кн. 5895) и т.п.

Обязанностью казаков во все времена было отбывание воинской службы. Реестровые днепровские казаки принимали участие в войнах России против Турции и Крыма (1676-1681, 1687-1699), против Швеции (1700-1721). В 1723 году в 10 территориальных полках насчитывалось 114 сотен, обязанных по требованию выставлять 57 тысяч казаков для несения воинской службы. В 1722 г. 10 тысяч днепровских казаков под командой Д. Апостола ходили в походы в Персию и Закавказье. В 1725 г. - новый поход в Гилян с полковниками Лизогубом, Горленко и Кандыбой. В 1729 г. казаки под Дербентом. В 1733 г. - поход в Польшу полковников Лизогуба и Галагана. Восстановлена Запорожская Сечь в 1734 г., и уже ее казаки под управлением российских генералов отличились в войне с Турцией 1735-1739 гг. при взятии Перекопа, Кинбурна, Казлова и Бахчисарая. В 1735 г. крымский поход, в 1737 г. участие во взятии Очакова. Молдавский поход 1738 г. В 1756 г. 12 тысяч днепровских казаков участвуют в войне с Пруссией под командованием генерального асаула Якубовича и других походах и войнах. Казаки продолжали нести нелегкую воинскую службу во славу Отечества. Найти документы этих событий, которые можно было бы рекомендовать использовать для практической генеалогии, я пока не могу, но надеюсь, другим исследователям это будет под силу.

Найдено и исследовано в РГАДА интересное дело, ранее, насколько мне известно, не привлекавшееся исследователями для проверки генеалогических сведений о казаках, в документах Сената: «Присяги Малороссийских Войск по случаю коронации Императрицы Анны Иоанновны. 1732 год» (РГАДА. Ф. 248. Кн. 8250). Дело представляет книгу, в которой собраны списки жителей десяти полков Малороссии объемом более полутора тысяч листов хорошей сохранности, содержащую почти восемьдесят тысяч имен и фамилий (в редком случае - только имен) реестровых казаков и мещан, принесших присягу на верность императрице. Его можно использовать для первичного поиска или проверки уже найденных имен предков днепровских казаков.

У казаков самоуправление осталось лишь в границах их сельских населенных пунктов, во главе которых стояли атаманы, подчинявшиеся сотнику. Малороссия была подведомственна Военной коллегии (1721-1802), Иностранной коллегии в (1717-1722), 1722-1734, 1749-1756 только по политическим делам годах.

Служба казаков в 1786-1874 гг.

Большую группу дел с документами этого периода, в которых можно найти генеалогическую информацию о малороссийских казаках, составляют фонды Полтавского и Черниговского губернских и уездных рекрутских присутствий.

В 1783 г. был издан указ Военной коллегии об упразднении малороссийских казачьих полков. Вместо них из казаков формировались десять регулярных карабинерных полков, которые содержались за счет сборов оброчных платежей, взимаемых с казаков и заменивших «прежние неуравнительные поборы». (I ПСЗ. Т. 21. № 157124, Т. 22. № 15928) В декабре 1797 г. на малороссийских казаков был распространен указ от 6 октября 1795 г. о поставке рекрутов по 3 человека с 500 ревизских душ. (I ПСЗ. Т. 23. № 17393, Т. 29. № 22615) С февраля 1812 г. казаки и войсковые обыватели Левобережной Украины были уравнены в выполнении повинностей с «прочими государственными крестьянами в одних с ними губерниях обитающих». (I ПСЗ. Т. 24999, № 25300) Казаки служили 20-25 лет, с 1821 года - 15 лет.

В Государственном архиве Полтавской области хранится около тысячи дел (Ф. 976-988 за 1818-1873 гг.), имеются такие дела в Государственном архиве Черниговской области (ГАЧО. Ф. 834, возможно, и др.), Государственном архиве Кировоградской области, в ЦГИАУК хранятся приблизительно в 130 фондах и др. (см. путеводители и каталоги архивов). Эти дела содержат алфавитные, смотровые и формулярные списки рекрутов. Иногда можно найти данные о рекрутах через записи в очередной ревизской сказке.

Ревизская сказка 1811 года Полтавской губернии Золотоношского повета свидетельствует, что казак Никита Емилианов сын Вака «отдан в рекруты в 1804 г.» и казак Онисий Иванов сын Вака «отдан в рекруты в 1804 г.» из села Каленики (ГАЧО. Ф. 402. Оп. 1. Д. 2. Л. 392об., 398). Думается, что они не миновали своей доли участия в Отечественной войне 1812 года. Они не вернулись в село…

Указом 25 июня 1832 г. и Уставом 17 января 1834 года изданы новые положения об управлении малороссийскими казаками, в том числе указывалось: «...Для частного управления казаками учреждена в Полтаве, под главным надзором Малороссийского Военного Губернатора Главная хозяйственная контора, которая действует наравне с казенными палатами...» (РГВИА, Ф. 405. Оп. 6. Д. 275. Л. 7). Она вместе со своими структурными подразделениями в городах и уездах должна была определять и следить за исполнением несения воинской службы казаками.

Была изменена форма призыва казаков в российскую армию - их стали призывать по особым спискам: «Рекрутский список набора №…. на малороссийских казаков». Они продолжали везде и всегда исполнять свой главный сословный долг - войсковую службу. Вот документ «По высочайшему повелению о производстве пятого в будущем 1838 году набора с малороссийских казаков Полтавской и Черниговской губерний»:

«Г-ну Командиру Полтавского Внутреннего Гарнизонного батальона.
Государь император по предстоящему пятому с Малороссийских казаков Полтавской губернии набору долженствующему быть, на основании Высочайшего Указа в 25 день июня 1832 года Правительствующему Сенату данного, Высочайше повелеть изволил:

…«II. Имеющих поступить в прием козаков, отправлять прилагаемым при сем маршрутам: Для 2-го Резервного Кавалерийского корпуса и 4-й Легкой Кавалерийской дивизии в г. Елисаветград в распоряжение командира 2-го Резервного Кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта барона Остен-Сакена. Из назначенных в Сводного Кавалерийского корпуса: 75 - человек в Умань в распоряжение начальника 3-й Легкой Кавалерийской дивизии; 112 - в Новую Одессу в распоряжение Начальника 5-й Легкой Кавалерийской дивизии; 70 - в Екатеринославль в распоряжение Начальника Сводной Конно-Артиллерийской дивизии ...

1837 год, ноябрь. Дежурный генерал Генерального Штаба его ИВ генерал-адъютант Клейнмихель» (РГВИА Ф. 395. Оп. 195/492. Ед. хр. 188. Л. 28, 29об., 30).

Служба казаков в 1874-1917 гг.

Реформа 1874 года определила для всех воинскую обязанность с 21 до 43 лет, из них 3-6 лет на действительной службе, до 38 лет в запасе, до 43 лет в ополчении. Это решение изменило порядок призыва - теперь не требовалось собирать казацкие сходы и устанавливать очередность, проводить выбор. Все вопросы призыва и службы полностью решались государственными органами. Проследить прохождение воинской службы казака стало еще сложней, если нет данных о службе от него самого или его близких.

Правда, по сохранившимся исповедным ведомостям можно определить членов рода, проходивших действительную воинскую службу в регулярных российских войсках и убывших в запас во второй половине XIX в. Это четко фиксировалось в специальной главе, учитывающий социальный разряд населения, «Военные» или «Военные, [живущие] в с. Калениках» исповедных ведомостей.

Иногда это можно установить при анализе записей в метрических книгах, когда в сведениях о родителе, восприемнике ребенка указывались его звание или должность во время военной службы (а, иногда, и воинская часть).

Работа по поиску мест прохождения службы и участия в военных кампаниях казаков рода Вака ведется, но сохраненного и разысканного материала мало. Надеюсь в отдельном очерке рассказать, хотя бы вкратце, о судьбе казаков Вака, участвовавших в разных военных компаниях и бывших на действительной воинской службе в российской армии.

I-я Мировая война (1914-1918г.г.) была не в чести у советских властей, а люди, пролившие кровь за Отечество, были просто забыты. Нет единого списка-справочника о погибших и пропавших без вести на войне, и пока делаются первые шаги, чтобы таковой создать. Память о павших воинах в любой войне для потомков должна быть священна.

Малороссийские конные казачьи полки в XIX ст.

Некоторые особенности имелись в выполнении рекрутчины казаками Черниговской и Полтавской губерний. Они, как и все остальные «сословия, платящие подушное», выполняли эту повинность, но зачастую, в экстренных случаях, из казаков создавались специальные дополнительные формирования - казачьи полки, комплектация которых полностью ложилась на плечи казаков. Так, например, только организация полков в Отечественную войну 1812 г. обошлась им в 40 млн. руб., а в 1831 г. - более 500 тыс. руб.

В связи с малоземельем, тяжелым податным гнетом, затратами на организацию полков временные льготы, «дарованные» правительством в виде отсрочек платежей, и даже аннулирование задолженности не могли улучшить положения казаков. В 1841 г. казакам Черниговской и Полтавской губерний было «даровано облегчение в исполнении воинской повинности» - вместо ежегодного набора по 5 человек с тысячи ревизских душ по 8 человек раз в 2 года» срок службы устанавливался 20-летний - 15 действительной и 5 лет в бессрочном отпуску.

Борис ВАККА
(материал опубликован на сайте с сокращениями. Полную версию читайте в журнале)
 
 
 
 
 
 
 
 

Кто  на сайте

Сейчас 222 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша  фонотека