«Консервативный» подход к архитектуре

Печать

Веками церкви и храмы на Руси были символами веры, служили пристанищем людей, желающих обрести внутреннее успокоение, открыть Богу душу. Многие культовые сооружения к тому же являлись неповторимыми памятниками истории и архитектуры. К сожалению, святые стены оказались беззащитны перед временем, разрушающим их. И если в современной России ситуация с возрождением православной веры складывается более-менее благополучно, то того же нельзя сказать о физическом состоянии сотен старинных церквей и церквушек, особенно в провинции. Кроме государства и Русской православной церкви, по мере своих сил и возможностей оберегать бесценное наследие предков пытаются общественные организации. Одной из них является Межрегиональная общественная благотворительная организация Центр «Сельская церковь», возглавляемая Светланой МЕЛЬНИКОВОЙ.

«Общественная организация Центр «Сельская церковь» создана в 1998 году по образцу Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК), - начала свой рассказ директор Центра Светлана Мельникова. - В советское время это была мощная структура - каждому гражданину СССР предлагалось вступить в нее и ежегодно платить небольшие взносы, посильные даже для школьника. С огромного населения Советского Союза в год ВООПИК собирало порядочные средства. Оно же само и занималось восстановлением памятников истории и культуры, потому что в состав общества входили проектные и реставрационные организации.
Эту систему можно было бы восстановить и сейчас, раз ВВОПИК до сих пор существует».

К мысли о том, что сельские церкви в буквальном смысле слова надо спасать, Светлана Мельникова пришла еще в советские годы. Ей пришлось немало поездить по разным областям Союза, повидать немало этих монументальных сооружений, уже давно заброшенных.

Заниматься спасением церквей в советское время было сложно по идеологическим соображениям. С приходом «перестройки», казалось бы, настало подходящее время.

Те, кто стоял у истоков Центра «Сельская церковь»: сама Светлана Александровна Мельникова, реставратор, инженер-конструктор Николай Иванович Смирнов и другие ее друзья создавали организацию с нуля, не имея ни копейки денег.

Парадокс в том, что 20 лет назад, когда единомышленники только приступали к работе, церкви в «глубинке» еще находились в более-менее приличном состоянии, потому что… в советское время их использовали для хозяйственных нужд. Внутри могли располагаться склады и мастерские, зато наверху имелись крыши! Потом колхозы и совхозы исчезли. Но перед этим они вывезли все имущество из церквей, и сняли здания со своего баланса. С этого момента началось самое страшное разрушение.

Как утверждает инженер-реставратор высшей категории Николай Смирнов, многие церкви уже подошли к рубежу, когда разрушение нарастает в геометрической прогрессии.

На сегодня организация «Сельская церковь» является общественной и благотворительной. Благотворительной в том смысле, что основным источником ее существования являются пожертвования.

Царская Россия славилась своими меценатами. Увы, в России наших дней наткнуться на человека, который вдруг решится пожертвовать деньги на восстановление храма - дело редкого случая.

Но чудеса бывают. Так, пару лет назад Светлана Мельникова встретила менеджера солидной компании, который бескорыстно пожертвовал крупную сумму денег на восстановление Богоявленской церкви в селе Еськи Бежецкого района Тверской области. На полную реставрацию вложений не хватило, в основном все ушло только на крышу, но и этого могло бы не быть. Что любопытно, щедрый и отзывчивый мужчина не хочет, чтобы его имя публично афишировали. Не потому, что ему надо что-то скрыть, а из скромности...

Помимо добрых людей, «Сельскую церковь» поддерживают некоторые государственные, коммерческие и общественные организации. Например, некоммерческое партнерство взаимопомощи православных предпринимателей «Попечитель».

Несмотря на хроническую нехватку средств, за более чем 22 года существования «Сельской церкви» удалось сделать немало.

Объектов, где полностью произведена консервация зданий, немного, таких, где полностью сделана реставрация - еще меньше. Но в той или иной степени руки мастеров Центра прикоснулись к более чем 50 церквям!

Изначально создатели Центра поставили перед собой цель: организовывать производство не реставрационных, а противоаварийных работ, чтобы церкви стояли подольше и дождались лучших времен. Решение вполне логичное: если сосредоточиться на полной реставрации с росписью, позолотой и т.д. одной церкви, десять других за этот период успеют рухнуть.

Вот уже несколько лет «Сельская церковь» осуществляет вырубку растительности на сводах и стенах храмов. Это очень важно, потому что корни разрушают камень и поросшая растительностью церковь стремительно превращается в груду кирпича. Это не реставрация, но это спасение.

Центр постоянно получает множество писем с просьбами помочь восстановить или законсервировать тот или иной храм. К сожалению, помочь всем просителям он не в силах, потому что средств на все взять неоткуда.

На сегодняшний день общественников, друзей организации, просто интеллигентных людей, болеющих за это дело, много. Но работы производятся дирекцией, в которой менее десятка человек. По контракту с ней трудятся рабочие, профессиональные архитекторы, инженеры.

«Поскольку это дело тяжелое, но не баснословно прибыльное, - убеждена руководитель Центра, - то с нами работают поистине благородные люди. Наши замечательные архитекторы, инженеры обеспечивают высокое качество работы. Профессиональным рабочим стараемся платить побольше, чтобы заинтересовать».

Как выяснилось, рабочие «Сельской церкви» - это в основном люди среднего поколения - от 25 до 45 лет. Найти для реставрации квалифицированные рабочие кадры чрезвычайно сложно, равно как и специалистов других необходимых профилей, потому что система реставрации по стране разрушена. Раньше в каждом областном центре существовал свой областной реставрационный центр. Сейчас же реставрационных организаций, которые используют труд профессионально подготовленных рабочих, становится все меньше и меньше.

Между тем, каждый случай спасения той или иной церкви довольно индивидуальный, требующий вдумчивого, деликатного подхода. Например, в Смоленской церкви села Ильинское Кимрского района Тверской области силами Центра была произведена полная консервация и противоаварийные работы по всем правилам. Вдобавок посчастливилось отреставрировать колокольню. Нашелся человек, который выделил на это деньги, и башню удалось привести в приличный вид.

Увы, деятельность общественной организации Центр «Сельская церковь» не подпадает под какие-либо налоговые послабления. А без них работать еще сложнее.

Есть еще одна трудность: государство в плане сохранения памятников старины пошло по пути взваливания этого бремени на Русскую православную церковь. Светлана Мельникова считает, что это не логично, потому что церковь заинтересована в восстановлении тех церквей, где уже есть приходы, которые могут прокормить священника и его семью, и где в перспективе они могли бы возникнуть. Однако в связи с разрушением сельского хозяйства и запустением российских земель тенденция к возникновению новых приходов имеет место далеко не везде.

Директор Центра «Сельская церковь» скептически отнеслась и к политике передачи государством церкви церковных зданий в собственность.

Светлана Мельникова: «Книги, иконы, церковную утварь и т.д. передавать в собственность церкви можно. А церковные здания должны находиться у церкви в бессрочной и безвозмездной аренде, потому что собственность хороша только тогда, когда что-то требуется продать. Поскольку церковь, как заявляют ее представители, не собирается ничего продавать, то зачем им собственность?

Ссылки на то, что государство может легко отнять то, что отдало в аренду, безосновательны, потому что оно при желании отнимет и то, что находится в собственности - исторические прецеденты уже были. Если недвижимое церковное имущество находится в собственности государства, то от него можно ожидать хоть какой-то поддержки, а если это собственность церковная, то помощи ждать не придется».

Среди многочисленных церковных зданий, где срочно требуется «десант» реставраторов - церковь Владимирской иконы Божией Матери в усадьбе Муромцевых, что в селе Баловнево Данковского района Липецкой области. Самой барской усадьбы уже нет, осталась только церковь. Все, что связано с историей усадьбы, людей, здешней земли, теперь словно воплотилось в ней.

Наша справка. Село Баловнево находится недалеко от города Данкова Липецкой области. Название села впервые встречается в писцовых книгах 1626 г. Названо по имени владельца данковского и атамана Баловнева. Существующий в настоящий момент усадебный комплекс сложился в последней четверти XVII - начале XIX века. Строительство его начато Матвеем Васильевичем Муромским, генералом-поручиком, первым тульским губернатором. Затем усадьбой последовательно владели Муромцевы:

Матвей Матвеевич, Леонид Матвеевич, Николай Леонидович, а с 1900 г. - известный живописец Е.Е. Волков-Муромцев, наследник по материнской линии.

Приступив к строительству усадьбы, М.В. Муромцев пригласил для ее создания лучших специалистов. Не случайно многие считают автором проекта усадебного дома В.В. Растрелли, а проект храма относят к творчеству В.И. Баженова. Усадьба Муромцевых напоминала одну из летних царских резиденций. Говорили, что все это было построено для приема Екатерины, личным секретарем и фаворитом которой был М.В. Муромцев. Церковь Владимирской иконы Божией матери в с. Баловнево - архитектурный памятник республиканского значения школы В.И. Баженова. Она выстроена по плану и фасаду соборного храма Александровской лавры.

Строительство церкви было начато в 1789 году, закончено в 1799 году. Достраивалась она также и в первой половине XIX века. Владимирская церковь представляет принципиально новый тип архитектурной композиции русского храма, отличный от других. Памятник имеет излюбленную Баженовым центрическую композицию. Две колокольни его расположены симметрично относительно главного входа. Церковь перекрыта куполом, на котором размещен массивный барабан. Колокольня имеет четыре яруса и завершается шпилем. Вторую колокольню Баженов ввел для симметрии в поисках равновесия архитектурных масс, для целостности и законченности композиции, мало считаясь с церковными канонами, навязывая свои решения, которые в последующем перешли в каноны.

В Баловнево Светлана Мельникова с коллегами очутилась следующим образом: в 2009 году Центр «Сельская церковь» удостоился Президентского гранта на проект в области культуры, имеющий общенациональное значение.

Чтобы реализовать грант, сотрудники Центра выбирали не очень отдаленные от столицы области. Так они оказались на севере Липецкой области, в селе Баловнево. Храм, о котором слышали архитекторы Центра, оказался совершенно потрясающим произведением Василия Баженова: огромные колонны, огромные пролеты, все масштабное, словом, подлинная баженовская архитектура.

Но сильнее всего столичных гостей поразили местные жители.

Светлана Александровна никогда не забудет встреченную там маленькую старушку, которая вцепилась ей в пальто со словами: «Спасите нашу церкву! Я всю войну солдатикам стирала, я Родину защищала, и кроме этой церквы ничего у нас в жизни нет!» И она заплакала. Светлана Александровна ответила, что они постараются. Что еще она могла сказать людям, у которых в жизни действительно ничего больше нет, кроме церкви?

С тех пор прошло уже три года, но достать денег на ремонт невозможно. Самая аварийная часть храма - это огромная трапезная, в настоящий момент разрабатывается проект крыши над ней. По примерным подсчетам, на нее уйдет миллион рублей, не меньше.

Светлана Мельникова пояснила, что для начала хотелось бы возвести хотя бы крышу. Кроме того, в храме есть ротонда, где осыпается карниз, разрушается кладка. Все это тоже придется спешно «чинить».

Церковные здания имеют множество особенностей: это авторские произведения архитекторов, живописцев, это уникальные материалы, это древность, поэтому присмотр за ними должны осуществлять только профессионалы. Только вот в жизни так случается далеко не всегда.

В Баловнево произошла, к сожалению, обычная для нашего времени история. Местный священник начал производить в церковном помещении ряд реставрационных работ, в частности, крыть крышу. К старым стропилам он прибил какие-то доски, покрыл их железом, появилась течь и в результате храм с этой т.н. «крышей» оказался даже более в плачевном положении, чем вовсе без нее.

Дело в том, что когда крыши над стенами старинного здания нет совсем, зимой его даже может заваливать снегом, но весной при таянии часть осадков испаряется, и влага уходит. А если сверху лежат дырявые листы железа или рубероида, то испарения концентрируются внутри, воды остается значительно больше и промокание свода усиливается.

Нередко бывает, что церковь, простоявшую много лет без крыши, с промоченным сводом, с промоченными стенами, «запаковывают» стеклопакетами, исключая возможность ее проветривания, просушки. В результате начинает развиваться плесень, происходит разрушение штукатурки, живописи.

«Самое главное, людям не всегда удается доказать ошибочность их действий, не все из них слушаются профессионалов, - сокрушается Светлана Александровна, - хотя встречаются прекрасные священники, которые сами выходят на нас и просят: «Помогите, проконсультируйте, чтобы мы не ошиблись!»

По информации нашего журнала, в ситуацию с церковью Владимирской иконы Божией матери в с. Баловнево вмешались казаки Липецкого казачьего округа ВКО «Всевеликое войско Донское». Они проявили более трепетное отношение к старинной архитектуре, чем даже священнослужители.

После их доводов настоятель храма был отстранен от управления хозяйственными делами, а сами казаки начали сбор средств на восстановление творения Баженова.

Нетрудно заметить, что пока в России стремительно дряхлеют и разрушаются вековые церкви, тут и там возводятся современные - наблюдается своего рода строительный церковный «бум». Конечно, ничего плохого в этом нет, но правильно ли расставлены акценты между строительством и восстановлением погибающего культурного наследия?

«В крупных городах, таких, как Москва, где в «спальных районах» нет старинных церквей, и вполне уместно строить новые, - высказала свою точку зрения Светлана Мельникова. - Но когда в селе рядом со старинным намоленным храмом, брошенным, ставят сусальную деревянную церковку, это безобразие. На деньги, потраченные на закупку нового деревянного храма, можно провести противоаварийные работы в старой церкви, можно привести ее в такое состояние, при котором станет возможно проводить службы.

Причем часто можно слышать доводы о том, что, дескать, дешевле построить новую церковь, нежели восстановить старую. Может быть, дешевле. Но историческая и духовная ценность у новодела будет совершенно другая.

Ведь над старинными церквями мало того, что поработали талантливые архитекторы, живописцы, так ведь к ним с любовью приложили руку и каменщики - простые мужики, но как все это сделано, какая кладка, какое качество кирпича, уровень чугунного литья! Любая церковь - это просто кладезь ремесел, показатель высокого качества мастерства рабочего русского человека. Как можно не ценить все это?»

Светлана Александровна особо подчеркнула, что каждая старинная церковь - это не только молельный дом, но и огромный пласт в истории. Например, на берегу реки близ села Кузнецово Рамешского района Тверской области высится погибающая церковь. Оказывается, земля вокруг нее была дарована высочайшим указом адмиралу Русского флота Ивану Логиновичу Голенищеву-Кутузову за то, что он основал морское образование в России.

Еще пример - церковь в Кимрском районе Тверской области, у Понизовского погоста. Она расположена в поместье Туполевых, откуда родом выдающийся авиаконструктор Андрей Туполев. Там похоронены его родители. Сейчас эта церковь восстановлена, хотя раньше она находилась в ужасном, заброшенном состоянии.

В заключение разговора Светлана Александровна Мельникова высказала интересную и здравую мысль. Она считает, что если пустующие земли Российской Федерации в перспективе будут заселяться мигрантами, приезжими из других республик, абсолютно необходимо, чтобы они оказались в среде традиционной русской культуры. Важно, чтобы приезжие с уважением относились к коренному русскому населению, видели, что тех людей, на чью землю они пришли, есть, за что уважать. Для этого русские должны позаботиться о своих ценностях, и их храмы должны находиться не в погибающем состоянии.

Поэтому спасение, приведение в порядок заброшенных сельских церквей - это задача государственной важности.

Материал подготовил
Олег БАННИКОВ

 
 
 
 
 
 
 
 

Кто  на сайте

Сейчас 294 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша  фонотека