Повелитель морей - казачий атаман

Печать

Казалось бы, какие в Казахстане моря? Разве что кусочек пересохшего Аральского да небольшой участок побережья Каспийского. А так - одни степи кругом. Но в Семипалатинске, где с послевоенных лет казацкая семья Александра Васягина пустила корни, оказался филиал Ростовского-на-Дону речного училища. Там готовили специалистов на суда класса «река-море». Вот сюда и поступил Александр, когда ему исполнилось 16.

На первой же практике приключилась с ним необычная история. Шли по Иртышу до слияния с Обью, чтобы доставить груз к северным широтам. А дело к концу навигации, морозы, обледенение… Попали в ледовую западню и простояли почти полтора месяца, пока не пришел на помощь ледокол. Так что в отличие от однокурсников Васягин приступил к дальнейшим занятиям не осенью, а уже зимой. Но зато сколько впечатлений получил…

В общем, к трудностям парень был готов, и в 1981-м, когда пришло время надеть погоны, выбрал службу в Военно-морском флоте. Сознательно - на три года и на Тихоокеанском флоте. Сначала попал во Владивосток, в район Черной речки, где дислоцировалась знаменитая некогда школа юнг, открытая еще в годы Великой Отечественной. Кстати, одним из первых командиров юноши был капитан 1 ранга Беловолов - из тех самых юнг фронтового поколения.

А затем приобретенная специальность штурмана-механика Васягину весьма пригодилась на подводной лодке. На родной «С-612» он был на хорошем счету. Поощрений за проявленную смекалку и умелые руки было с избытком. Походить-то за три года срочной пришлось немало и проявить себя, в том числе и в экстремальных обстоятельствах. У берегов Австралии, например, чуть не распрощался с жизнью. Было это еще в пору «холодной войны», и засвечиваться нашей подлодке, несшей дежурство неподалеку от одной из американских военно-морских баз, было никак нельзя. А тут как назло на винт намоталась рыболовная сеть. Выход виделся один: выйти через торпедный отсек и освободить лодку из «плена». Эту работу взялись выполнить Васягин и его товарищ Дмитрий Ломакин. Уже возвращаясь, Васягин попал под мощный удар волны. О борт шмякнуло так, что на какое-то время отключился. И если бы не товарищ, то пошел бы ко дну крабов кормить. Дмитрий спас сослуживца, у которого оказалось сотрясение мозга и перелом ребра. Тогда Александр и решил: если будет у него сын, назовет его Димкой. И слово свое сдержал… Сейчас Дмитрий Васягин - офицер милиции.

Памятен Александру и напряженный период в 1983-м, когда советским истребителем был сбит южнокорейский пассажирский Боинг-747. Это происшествие вызвало серьезное обострение и без того непростых отношений между СССР и США. На подводной лодке, обеспечивавшей охрану водного района, где затонул самолет, Александр с сослуживцами  всерьез ожидали начала войны... Но обошлось.

А после срочной Васягин остался на контрактной службе. Поскольку среднее техническое образование у него имелось, присвоили Александру звание мичмана и отправили в командировку в Камрань, что во Вьетнаме. На этой базе он провел в общей сложности более пяти лет. Успел даже послужить в десантно-штурмовом батальоне заместителем командира роты.

Но вскоре времена наступили аховые. Прежде сухие красные вина загружали на подлодку и тарань бочками перед походом, а потом не стало не то что вин, а горючего, чтобы в море выходить. Налево-направо танкерами продавали, а свои корабли стояли. Если раньше из Камрани утром вылетали в Союз, а на следующий день он уже был в Семипалатинске в отпуске, то потом, как говорит Александр, «никому мы стали не нужны». Кое-как добравшись до Владивостока, несколько недель не могли ни деньги отпускные получить, ни сопроводительные документы.

Слетав в Казахстан, убедился, что и там времена настали тяжелые. Речной флот на обмелевшем Иртыше в загоне, пристроиться некуда. И, вернувшись после очередного отпуска на Тихий океан, в Советскую Гавань, Александр распрощался со службой. Пошел на вспомогательные суда Военно-морского флота, где и рос от старшего моториста до старшего механика кораблей. «Там, - говорит Александр, - экипаж смешанный: 2-3 человека военнослужащие, а остальные, как и я, гражданские специалисты на контракте». Работал на танкерах по каботажу: ходили на Камчатку, Курилы, Сахалин, снабжали топливом наши военные базы, радиоточки, маяки. Трудился на морских буксирах-спасателях, каковых на Дальнем Востоке всего несколько единиц было: оснащенных барокамерами для водолазов и другим специальным оборудованием. Вновь не раз бывал в Камрани: шли, к примеру, туда на 2 месяца для замены винта. А простояли больше года. Оказалось, в постперестроечной неразберихе вместо винта правого вращения прислали винт левого вращения…

Но и в гражданской жизни находилось, как говорится, место подвигу. Держу в руках пожелтевшую грамоту, врученную Александру командиром: «В ознаменование профессионального праздника - Дня ВМФ России, за примерную воинскую дисциплину, личную исполнительность в выполнении служебных обязанностей, за проявленное личное мужество и профессионализм в ликвидации аварийной ситуации в море наградить старшего механика ВТР-86 Васягина Александра Алексеевича именным Андреевским флагом Военно-морского флота России.  По итогам проводимого соревнования «Лучший по профессии» решением квалификационной комиссии присвоить ВАА квалификационное звание - разряд мастер-механик ВМФ.
Командир соединения капитан 2 ранга Джуманов».

Эту бумагу ему вручили после того, как Васягин предотвратил пожар на корабле…

А потом, где-то году в 95-м, Александр встретил своего старого знакомого - Сергея Яковлевича Ситникова, который, кстати, ныне руководит на Дальнем Востоке отделением Общероссийского движения поддержки флота. Прежде во Вьетнаме встречались, где молодой офицер Ситников служил командиром на судне размагничивания. А затем в бригаде пограничных сторожевых кораблей - преемнице Краснознаменной Амурской флотилии - увидел его уже в погонах капитана третьего ранга. Ситников пригласил Александра поработать у пограничников. «Когда МАКи (малые артиллерийские корабли) перестали выходить по причине отсутствия топлива, - вспоминает Васягин, - мы ходили на границу с КНР на танкере. Дали нам два «Аиста» под борт с вооруженными моряками-пограничниками, и мы на рейде отрабатывали взаимодействие с погранзаставами вплоть до Амурзета. Выходили дней на 25. Ползет себе тихоходный танкер, и китайцы, которые на наших островах втихую рыбачат, на него внимания не обращают. А тут из-под бока патрульно-разъездные пограничные катера «Аисты». Хоть они и не такие быстроходные, как китайские джонки, но все равно - прижимали браконьеров-нарушителей границы, отсекали от ее линии, ловили, связывались с заставой и передавали задержанных. Это был, насколько я знаю, первый опыт применения гражданского судна в такой совместной операции…

Александр еще долго вспоминал учебно-боевые будни на любимой подлодке, своего наставника - Сергея Попова, который когда-то взял над ним, молодым моряком, шефство и опекал до своего увольнения в запас. Вспоминал и невеселые моменты, когда на его глазах стали списывать МАКи, продавать за границу и резать на металл уникальные корабли на воздушной подушке «Мурена»…

С десяток лет назад Васягин круто изменил свою жизнь. Вспомнив о казацких корнях (дед Александра - Георгий Васильевич Плотников, занимавшийся его воспитанием, потомственный уральский казак, вернулся с войны без правой руки, но и с одной левой и  сено скирдовал, и в седло лихо запрыгивал, и зверя из ружья прицельно бил), собрал вокруг себя единомышленников, а в 2006 году официально зарегистрировал в Хабаровске казачье общество «Единство и Отечество», атаманом которого и был избран. «Дед мой настоящий казак был, - вспоминает Александр, - хлебосольный, справедливый, всю жизнь за правду боролся, спуску никому не давал, считая, что все должно быть честно, без обмана». Вот эту честность, а еще веру и уважение к православной церкви воспитал он и у своего внука. Возможно, именно вера помогла Васягину распрощаться с пагубным пристрастием к «зеленому змию». Вот уже девять лет, как он спиртного в рот не берет. И от соратников- казаков, которые вступают в «Единство и Отечество», того же требует. В обществе - сухой закон, потому как заняты казаки важным делом, с которым пьянство несовместимо.

В отличие  от некоторых других казачьих формирований, это общество не на бумаге числится, а реально работает, активно взаимодействуя с органами внутренних дел. На сегодняшний день соратники Александра, а это 138 казаков, несут сторожевую службу, охраняя 14,5 тыс. дачных участков в 98 дачных товариществах. Охранники дачных обществ чуть не еженедельно задерживают воришек, оказывая этим большую помощь органам внутренних дел в борьбе с преступниками, которые в отсутствие хозяев пытаются поживиться чужим добром. Как и в других правоохранительных структурах, в казачьем обществе ведется журнал, где фиксируются все происшествия, а также делаются записи о совместных рейдах с сотрудниками милиции. Есть в обществе и дежурные машины, которые выезжают на место ЧП по принципу быстрого реагирования.

…В феврале этого года кто-то вскрыл десяток дач в районе села Горное. А дачи нынче есть дорогие. И претензии хозяева потом предъявляют к сторожам серьезные. Хотя сами же зачастую и виноваты. Могут, к примеру, лодочный мотор или мотоблок в незапертом контейнере оставить, дорогую бытовую технику, скажем, телевизор плазменный в домике забыть. А такие вещи нужно либо домой на зиму увозить, либо оставлять на хранение в сторожке. Ведь в летних фазендах решеток нет, и проникнуть злоумышленникам туда нетрудно. К тому же в одном только дачном обществе 430 участков. Понятно, что 430 казаков у каждой дачи не поставишь. И, несмотря на то, что охранники делают по 5-6 обходов в сутки, воры порой успевают забраться в домики и уйти с добычей.

Аккурат 23 февраля охранник задерживает воров с поличным. Но тех четверо, они оказывают жестокое сопротивление и избивают казака. Тот вызывает подмогу. Васягин, зная в районе все притоны и «малины» (казаки здесь нередкие гости, когда совместно с участковыми милиционерами занимаются профилактикой правонарушений), тут же забирается с двумя казаками в дежурный джип и вскоре обнаруживает в одном из «бичевников» человек 12 - одурманенных наркотиками и как раз занятых настройкой украденной аппаратуры. Численный перевес был на стороне криминальных личностей. «Дали нам хорошо, - рассказывает атаман. - Жуков Женька, начальник караула, кричит: «Батя, держись!». Гляжу - топор летит. Как только по ногам не прошелся… Джип повредили - зеркало разбили, рацию... В общем, пришлось стрелять из травматики на поражение. Одного хорошо зацепило, другого вскользь. А потом и милиция подоспела. Разобрались. Оказалось, все четыре вора недавно освободились. Работать никто не хочет. А жить на что-то, пить и колоться надо. Вот и стали грабить… Недавно прошел суд, ворам дали очередные срока. Дачники были нам благодарны, что мы этих воришек поймали».

А буквально через два дня после того происшествия в краевом Доме профсоюзов состоялось совещание по вопросам взаимодействия казаков с милицией на охране дачных участков, и сельское РОВД наградило казачье общество почетной грамотой за снижение правонарушений и краж на дачных территориях муниципального района. За три года, в течение которых казаки несут здесь сторожевую службу, преступность в районе снизилась на 15 %.

- А недавно мы больше месяца сидели в засаде, -  продолжает рассказ Васягин. В дачном хозяйстве в районе Большого порта, где сторожевой службой занимается мой первый зам Герман Новиков, стали грабить коттеджи. Воры выбирали те, что выглядят побогаче и размерами побольше. И как-то даже провели казаков - те организовали засаду в одной части дачного хозяйства, а воры обчистили коттедж в другой. Но, в конце концов, все же попались. Взяли организованную преступную группу из четырех человек прямо на месте преступления. А дальше уж за работу взялись следователи, и в итоге выяснилось, что дел за этой бандой немало. Помимо коттеджей они обчистили и несколько квартир в городе. В общей сложности было раскрыто 14 уголовных дел. За это мы получили грамоту от начальника 7-го отдела милиции…

Есть у Васягина и нагрудный знак «За содействие МВД», который ему вручил заместитель начальника УВД по Хабаровскому краю подполковник милиции А. Нефедов. Но, думается, за поистине боевые шрамы - и от бандитской травматики, и от ножа - это вполне заслуженная награда.

Впрочем, одной только сторожевой службой деятельность казаков не ограничивается. Они также обеспечивали общественный порядок и безопасность на прошлых выборах, на многих спортивных мероприятиях: ралли, велогонках, футбольных и хоккейных матчах. Не случайно Васягин входит в Общественный совет при УВД Хабаровского края.

Предлагали казаки свою помощь и пограничникам. Те было согласились привлечь их к работе по охране речных биоресурсов на время путины, но в итоге не согласовали с руководством механизм сотрудничества, и время было упущено. Но Васягин надеется, что, поскольку Хабаровск - город приграничный, работа казакам, помимо охраны дач, все же найдется. Однако, несмотря на то, что с момента принятия закона о казачестве прошло уже шесть лет, правовая практика по нему так и не наработана. Взаимодействовать же, по мнению Васягина, жизненно необходимо. Ведь испокон веков казаки защищали государственную границу. И на Кубани уже есть примеры, когда на заставах (ныне отделениях) создаются специальные казачьи дружины, которые вместе с пограничниками охраняют рубежи Родины. Бывший военный моряк, а ныне атаман Александр Васягин уверен, что скоро подобное новшество докатится и до Дальнего Востока. А пока не забывает о шефской работе у пограничников. Ему есть, что рассказать молодежи...

Владимир ПЫЛАЕВ,
г. Хабаровск

 
 
 
 
 
 
 
 

Кто  на сайте

Сейчас 103 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша  фонотека