Игорь Стрелков: Штрихи к портрету

Печать

 

Игорь Стрелков: штрихи к портрету

Беседовал Никита Вятчанин,
«ПАРЛАМЕНТСКАЯ ГАЗЕТА»

Фигура министра обороны Донецкой народной республики с самого начала боевых действий на Украине была окутана завесой мифов и домыслов. Кто-то «сватал» Игоря Стрелкова в сотрудники ГРУ, кто-то – в спецназ ВДВ, кто-то, наоборот, – в вольные романтики, которые попадают на войну «совершенно случайно». Корреспонденту «Парламентской газеты» удалось встретиться с человеком, который знает Стрелкова более 20 лет. И прояснить, что в отношении знаменитого командира>правда, а что – нет.

Знакомьтесь – Александр Кравченко, руководитель движения «Косовский фронт», отец шестерых детей. Встречаемся мы на территории одного из храмов Москвы, где он трудится уже не первый год. Разговор наш начинается с вопроса о его последней поездке в Донецк в середине июля:

– Встретился с Игорем Стрелковым в час ночи в его кабинете, где он активно работал. Он бодр, не скажу, что весел, хотя веселым его вообще редко когда увидишь, такой склад характера. Большое впечатление производят люди, которые его окружают, — от простых шахтеров, казаков до писателей, профессоров из киевских университетов. Отмечу, что в основном это граждане Украины.

– Какова численность бригады Стрелкова?

– Около полутора тысяч человек. Но новобранцы к Стрелкову идут потоком, хотя в бригаде нет никаких преимуществ материального характера. Преимущество одно – самые «горячие точки» и сам факт участия в этом прославленном подразделении.

– Приходилось слышать, что дисциплина у стрелковцев жесткая…

– Да, так и есть. Авторитет ополчения до прихода бригады Стрелкова в Донецке был невысок. Поэтому мародерство, пьянство пресекаются очень сурово. И то, что Игорь Иванович вынужденно применяет жесткие меры по поддержанию внутреннего порядка, необходимость. Также замечу, что многие люди в Донецке считают, что во главе, по сути, разрозненных сил ополчения должен встать именно Стрелков.

– Сколько лет вы знакомы?

– Мы с ним познакомились в боснийском городе Вышеград в расположении русского добровольческого отряда в 1992 году. Мне тогда было 20 лет, Стрелкову – чуть больше. И до этого у него уже была еще одна война – в Приднестровье. Игорь выполнял в нашем отряде обязанности начальника штаба. Хотя наш отряд насчитывал всего восемь человек.

Самое яркое впечатление: когда я в первый же день, как прибыл в отряд, увидел человека, который становится вечером на колени и молится. Причем в этом не было никакой рисовки. Это был Стрелков. Меня тогда это поразило – мы же все были бывшие комсомольцы, воспитанные советской идеологией. Мы в душе считали себя православными, но имели смутное представление о вере и о практике православия. Игорь был единственный, кто из нас восьмерых имел об этом реальное представление.

– Какие еще моменты, характеризующие Стрелкова, можете вспомнить?

– В одном из боев мы оказались в окружении, а остальная часть нашего отряда вместе с Игорем, как и предписывалось той обстановкой, которая сложилась, ушла в расположение сербов. Ситуация осложнялась тем, что у нас на руках был раненый. Стрелкову удалось собрать 15–20 сербов, чтобы начать наши поиски. Причем он сумел убедить их, несмотря на серьезный языковой барьер: сербы плохо понимали по-русски. А пошел за Стрелковым никакой не спецназ, а простые крестьяне-ополченцы! В итоге они вывели нас из окружения, и жизнь тяжелораненного Игоря Казачевского была спасена.

Был еще один эпизод. Зимой 1993 года мы уходили после взятия горы Заглавак большой колонной. Вдруг с левой стороны по нам начинают стрелять. Все врассыпную – начинается паника. Я бегу и замечаю, что за деревом стоит Игорь и ведет огонь в том направлении, откуда идут выстрелы. Это отрезвило меня и многих других, мы заняли позицию и тоже открыли ответный огонь. В итоге противник быстро ушел. Вроде бы ничего особенного, но именно пример Игоря заставил нас собраться.

– А были в его биографии какие-то особенные подвиги?

– Я о них не знаю – он был просто очень хорошим солдатом. Любил осваивать новые виды вооружения. Интересно, что в Сербию он приехал воевать, еще не окончив институт. А когда, отвоевав полгода, вернулся, его призвали в армию на срочную службу простым рядовым.

После срочной он по контракту воевал в Чечне. Кстати, в музее одного их храмов в Бибиреве хранится шеврон, сделанный им самим, где указана аббревиатура воинской части, где он служил. Там же хранится его наградной крест за оборону Приднестровья. После контрактной службы Стрелков попал в одну силовую структуру, получил офицерское звание, а через несколько лет ушел в отставку в звании полковника. Это стало возможным из-за его постоянных командировок в «горячие точки».

– Перед войной в Сербии вы не говорили между собой о мотивации, которая заставила вас пойти воевать?

– Мотивация была у всех одна – личным участием поддержать сербский народ. У Игоря она была особенно четко выражена. Характерный штрих – он часто напевал белогвардейские песни.

– Какой самый нелепый миф вы слышали о нем?

– Наверное, то, что он военный реконструктор – из тех, что бегают по лесам и реконструируют исторические сражения. Замечательное хобби, конечно, для офисных работников, но Игорь Иванович совсем не такой.

Еще один слух, что он сотрудник ГРУ. Это не так. Он много лет служил, но сейчас уже несколько лет не служит в различных силовых структурах РФ. Я не уполномочен говорить, в каких именно структурах служил Игорь Иванович, но то, что он имеет колоссальный боевой опыт, — это факт.

– Сегодня становление Новороссии связывают с именем Игоря Стрелкова, вы с этим согласны?

– Его люди прошли Славянск, где, поверьте, им пришлось пережить нечто за гранью человеческих возможностей. Уверен, что Игорь Иванович будет стоять до конца – сейчас у него обратной дороги нет. Не могу знать, как все дальше повернется, но то, что Стрелков – уникальная личность, которую будут изучать историки, лично у меня сомнений не вызывает.

 

Жители 66 регионов России принимают беженцев с Украины, этот статус официально присвоен уже 233 тысячам человек, сообщил детский уполномоченный в РФ Павел Астахов.
«По данным уполномоченного на 29 июля, беженцев из Украины официально принимают уже 66 регионов Российской Федерации. Число официально зарегистрированных достигло 233114 человек, из них 34503 детей и 751 беременная женщина, из которых 90 родили малышей уже в России», – написал он на своей странице в Instagram.
Поток беженцев с Юго-Востока Украины в РФ сильно возрос с июня на фоне продолжающихся боевых действий между сторонниками независимости Донбасса и киевскими силовиками. В приграничную Ростовскую область ежедневно прибывают от 500 до 2 тысяч человек, часть из которых размещаются в области, а часть отправляются в другие регионы страны.

 

НАЗАД К ОГЛАВЛЕНИЮ

 
 
 
 
 
 
 
 

Кто  на сайте

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша  фонотека