Желаю знать истину

Печать

Точка зрения на перечисленные ниже древние легенды со слов молодого дарования, неоспоримо, требует более веских доказательств. Тем ни менее, нас покорила позиция Ярослава, в свои юные годы умеющего беречь и любить историю своего народа, казачества. Вот таких, всецело преданных своим идеалам ребят мы встретили на съезде православной молодежи великое множество. Думается, что тема веры и патриотизма для них далеко не пустой звук. Посему и возникла в редакции идея: на страницах нашего журнала развернуть дискуссию под единым заголовком: «Желаю знать истину». Начало положено статьей Ярослава КНЯЗЕВА, теперь черед ваш.

Никогда раньше не писал статей, а сейчас вдруг появилось непреодолимое желание поделиться своими мыслями с другими. Возможно толчком послужил прошедший II Международный съезд православной казачьей молодежи, участником которого мне выпала честь быть. Может быть мои слова покажутся вам несколько высокопарными, но другого слова я подобрать не могу, да и не хочу, потому что на мой взгляд это один из серьезных шагов к возрождению казачества, к объединению казачьих обществ, к созданию единой и сильной системы, которая могла бы отстаивать интересы Росси как внутри страны, так по её границам и за её пределами, как это было на протяжении многих предыдущих столетий.

Поэтому формирование патриотического, казачьего самосознания, а я два этих понятия просто считаю нераздельными у нашей молодежи, считаю одной из первостепенных задач. Мне всего 21 год, но я абсолютно четко понимаю, что даже после государственного разгрома казачества в России, после 70 лет официального запрета, казачество стремится к возрождению, буквально из пепла, так как в казачестве заложено сочетание демократии с авторитарным управлением, особенно в военное время и время кризисов.

Как говорил один из лидеров большевистского движения Лев Троцкий, один из главных идеологов и руководителей «расказачивания», то есть называя своими именами уничтожения казачества: «Казаки являются единственной на территории России силой, которая способна к самоорганизации». Именно верность казаков своему Отечеству и вере, воинскому долгу и заветам отцов, сплоченность и свободолюбие, толкали большевиков на расправу с казачеством.

Много казаков погибло, много казаков покинуло пределы России, много забыто и утрачено из казачьих обычаев. Но пока живы наши отцы, деды и прадеды, пока есть люди хранящие и собирающие по крупицам частицы истинной истории казачества, его традиции и обычаи, а урбанизация и «общечеловеческие» западные ценности наступают, мы должны максимально ускорять процесс формирования казачьего патриотического самосознания казачьей (да не только казачьей) молодежи.

Ведь общеизвестно, что любой этнос, прежде всего процесс, внутреннее единство которого поддерживается «культурной трансмиссией», т.е. целенаправленными действиями по приобщению подрастающего поколения к ценностям материальной и духовной культуры своего Отечества, своей Родины. Только таким образом этнос сохраняет себя и как бы передает себя по наследству. А то что казаки самостоятельная этническая группа русского народа в настоящее время почти не вызывает ни у кого сомнений и разногласий.

Много споров и разногласий вызывают версии «Откуда есть пошел народ казачий», то есть трактовка истории происхождения и формирования казачества. Ясно только одно, что казачество возникло вне пределов тогдашней России и гораздо раньше начала формирования Российской государственности, на достаточном удалении от ее рубежей - в лесостепной и степной зонах Восточно-Европейской равнине, на берегах Дона, Днепра, Волги и Кубани, в причерноморских и приазовских степях.

Практически неизвестны широкому кругу людей исторические труды М.В. Ломоносова, фундаментальный многотомный труд князя М.М. Щербатова, глубокие и интересные исследования Фаддея Воланского, А.Д.Черткова, Е.И.Классена, А.Вельтмана, Е.П.Савельева и многих других беспристрастно и патриотично настроенных исследователей истории государства Российского.

А теперь давайте взглянем на историю казачества не зашоренными, а широко отрытыми глазами людей желающих знать истину о возникновении и жизни своего народа. Когда и как появились казаки как организованная сила, сказать определенно трудно. Чаще всего называют цифру в 400 лет - столько отводят многие историки казачеству. Но «Гребенская летопись» упоминает, что перед Куликовской битвой в 1380 году от Р.Х. донские казаки поднесли князю Дмитрию икону - хоругвь Донской Богородицы.

«Там в верховьях Дона, народ христианский воинского чина, зовоми казаци в радости стретающе (встречая) его (Дмитрия) со святыми иконами и с кресты поздравляюще ему о избавлении своём от супостатов и, приносящие ему дары от своих сокровищ, иже имеху у себя чудотворные иконы в церквах своих». Великий князь «воинство (донцов) велми тъелесные дары, обогатив и почтив, и по все лето уставя им, казакам, своё жалованье». Речь идёт о значительных казачьих поселениях, где казаки имели церкви, то есть образованным много лет ранее. Кроме того, достоверно известно, что низовые казаки основали свои поселения южнее «за Полем» и значительно ранее верховых, о которых говорит летопись.

Просто до нас не дошли, или ещё не изучены документы о ранней истории казачества. К сожалению, письменных источников о древности казачества очень немного, да и те разбросаны по различным, мало изученным, русским и иностранным архивам и библиотекам. Доступные же изучению русские летописи и сказания говорят о казачестве весьма сбивчиво, а в большинстве случаев о том замалчивают.

Донской архив, в котором, надо полагать можно было получить немало ценного материала по данному вопросу, сгорел дотла в Черкасске в 1744 году от Рождества Христова (Р.Х.). Постоянные упоминания о казаках появились в государственных документах Российского государства, когда с казаками устанавливались сношения на уровне посольств, как с иностранными государствами, что говорит о многом - в том числе и о полной автономии казачества.

Это подтверждается и тем обстоятельством, что казаки прежних веков, как это ни странно звучит, не считали себя русскими, но казаками - отдельным народом, хотя и родственным по вере и языку русским, населяющим Россию. Казацкие «станицы» (послов) принимали в Москве и столицах других государств с такой же торжественностью и церемониями, как и иностранные посольства в Посольском приказе (Министерство иностранных дел).

Многие историки считают происхождение казаков от бездомных людей и беглых преступников, «искавших дикой воли и добычи в опустелых улусах Батыевой Орды», делают выводы, что «Донское казачество, по всей вероятности, происхождения неблагородного - они образовывались из беглецов разных областей Московского государства» (Карамзин), третьи заявляют «в Придонских степях собирается ( в XV веке) вольница из русских беглецов - разбойников». (Иловайский).

В этом случае как раз и получается, что казачество возникло недавно, не ранее XV века. Но не было в истории примера, чтобы бежавшие в одиночку холопы и преступники за тысячи вёрст от своей родины, среди чужого и враждебного им народа могли основать особое государство, составить демократическую и сильную, свободолюбивую и религиозно-идейную общину, с особыми воинскими приёмами, с особым говором, другими нравами и обычаями, где нет старшего, а младший равен всем, а главное - с готовностью лечь костьми за обиженных и угнетённых, за свою родную землю, за веру Православную.

На отнятых у турок и татар землях они стали твёрдой ногой по Дону, Кубани, Тереку, Уралу, Иртышу, Амуру, до Камчатки, сохраняя повсюду свои особые, мало понятные иногда историкам, нравы, обычаи и особое воинское устройство. Сделали ли что-либо подобное прославленные Западом алжирские пираты и итальянские бандиты, существовавшие более тысячи лет? Ничего подобного! А вот казаки - некрасовцы, ушедшие от гнева Петра I, в числе всего 600 семей с атаманом Игнатием Некрасовым в 1708 г. От Р.Х. на Кубань, а потом в Турцию до настоящего времени сохраняют общинно-казачий строй, старинный казачий говор, нравы, обычаи, выбирают атаманов, решают свои дела казачьим кругом, и что особенно поражает меня, во враждебной среде  мусульманской страны, в Турции, которая несла знамя ислама на протяжении нескольких веков в балканские страны, Грецию, Венгрию, Болгарию, Молдавию, сохранили веру христианскую.

Что руководило потомками казаков - некрасовцев? Можно сказать однозначно - казачья идея и дух, даже в современном мире! Вот нам и пример для подражания. Могли ли так поступать потомки всякого рода беглых из разных мест, случайного сброда, не имевших общих традиций и соединённых одним идейным началом, переданным издревле от славных предков. Такие беглецы быстро бы ассимилировалась среди чужого и часто враждебного им народа и в течении веков утратили бы свою национальность, да так, что от их не осталось бы и следа.

В истории человечества были примеры военизированных общностей в различных странах, просуществовавшие десятки, а то и не одну сотню лет: это швейцарские кнехты, братья витальеры, гайдуки, клефты, граничары, страдиоты и многие другие. Все они сошли с исторической арены. И только в среде казачества, по всей территории нашей Великой Матушки России и за её пределами, там где живёт хоть один человек, обозначающий себя этим древним словом - казак, мы видим одну общую казачью идею, один мощный казачий дух.

Нет, ни 400 и ни 500 лет имеет возраст история казачества, а несравненно больший, уходя в глубины веков. История казачества неотделима от истории Северного Причерноморья и Приазовья, Донских и Днепровских степей. Не на пустом месте зародилось казачество. Южно-русские степи - Дикое Поле многие сотни лет были ареной беспрерывных столкновений и войн различных племен и народов.

В сохранившихся и известных описаниях тех событий нет единого мнения, существуют расхождения и в описании событий, и в хронологии и в названии народов. Что в общем-то не удивительно, фактор субъективности восприятия всегда имеет место. Однако если внимательно и объективно сопоставлять уже имеющиеся исторические факты, приведенные в трудах русских историков патриотов, то получается очень интересная и вселяющая гордость в каждого русского человека историческая картина нашего прошлого. Которую вкратце и хотелось бы вам представить.

Так как я её понимаю, так как я её чувствую, но только самую малость, только то, что касается казаков. История же всего русского народа это огромный пласт в котором рассыпаны алмазы его древней и славной истории ждущие своих исследователей. В южно-русских степях - Диком Поле уже за 1000 лет до Р.Х. жили племена скифов, с VI по IV век в документах описываются сарматы (савроматы ), достаточно часто эти понятия отождествляются и в документах говорится то о сарматах скифского племени, то о скифах племени сарматского. Кроме того греческие историки Геродот и Овидий отмечали, что скифский и сарматский языки очень похожи и отличаются только выговором. И еще один очень важный момент, скифами или сарматами греки называли всех жителей Южно-русских степей, а ведь это десятки племен: саки, парфяне, давы, массагеты, варги(варяги), гирки, сколоты, алане, роксолане (росалане), и многие другие.

Хочется обратить внимание, что в деревнях Тверской, Нижегородской и ряда других областей и в наши дни аланью называют пастбище. Страбон, Плиний, Тацит, Птоломей (древние историки) говорят о роксоланах (росаланах ) живших в междуречье Днепра и Дона «В атаку ходят лавой, предпочитают перестрелке рукопашную схватку - на конях с пиками на перевес» (и это 2000 лет назад). Любому, кто хоть немного интересуется историей казачества, это сходство сразу бросится в глаза. У казаков и скифов одинаковая тактика ведения войны. Интересно, что казаки как и скифы ходили в атаку конной лавой с пиками наперевес, предпочитая перестрелкам рукопашную, и на конях и в пешем строю.

В бою казачья лава стремилась охватить противника с флангов, а при численном превосходстве его выматывали внезапными налетами, ночными атаками, заманивали в засады. Все эти приемы войны абсолютно идентичны у скифов и казаков. Тацит (Iв. от Р.Х.)причисляет роксолан к сарматам и описывает участие их в битве таким образом: «У сарматов раздавался не один голос вождя; у них все подстрекают друг друга не допускать метания стрел, говоря, что следует предупреждать битву быстрым ударом и рукопашной схваткой… Сарматы, оставив лук, которым они хорошо владелит на близком расстоянии, бросались вперед с длинными пиками и мечами».

В другом месте тот же историк говорит: «Удивительно, храбрость сарматов находится как бы вне их самих». Также почти все историки гуннов, гетов, массагетов тирагетов, танагетов и др. называли то скифами, то аланами, то россами, например: геты-россы. Все эти народы говорили то славянским, то русским языками, но лишь в разных наречиях.

По Геродоту - скифы поклонялись мечу в виде бога войны. По Климетию Александрийскому, сарматы также покланялись мечу как богу войны. По Нестору, русскому летописцу, на которого у нас так принято ссылаться, - Руссы поклонялись мечу как богу войны. Скифы были отличными воинами, их войска имели знамена, то есть были регулярными. У гетов-руссов на знаменах и щитах был изображен двуглавый орел. Кстати, по свидетельству многих древних писателей и историков, это боевое оружие (щит) было изобретено именно скифами. Откуда они и получили свое название «Щиты», то есть щитоносцы, скиты, скифы, поскольку греки не имели в своем языке звука «Щ» и выговаривали его как «СК».

Это подтверждается и персидским барельефом времен Дария, на котором скифы изображены со щитами, а персидские войска без них. Персы же называли эти племена саками. Значительно позже, но также в древности греки называли народы живущие по Дону и Днепру, коссахи, а там еще позже касакос. Кос-сахи (саки) по-скифски означает белые олени Кос-саки (КаСаки) - племена скифского народа.

Самая первая печать донских казаков (при ее оттиске) передавала изображение белого оленя, пронзенного стрелой. Этот же олень присутствует на печати донских казаков и в настоящее время. Откуда сюжет? Старинное предание гласит: В глубокой древности богиней Приазовья (в том числе и на нижнем Дону) была Диана (ее культ занесли в Италию этруски за 12 веков до Р.Х.). Диана была богиней целомудрия, охранительницей лесов и зверей. Некто Актеон охотник-иностранец случайно увидел наготу богини Дианы во время ее купания, за что Диана превратила его в белого оленя и пустила в него смертоносную стрелу. Получается интересная связка, наводящая на размышления. Кос-Саки скифы - белые олени - славяне Приазовья - легенда о Диане - печать донских казаков?

На древних скифских вазах, каменных барельефах изображающих скифов они поразительно похожи на славян формой лица, глаз, прической, одеждой. Особенно хочется отметить некоторые детали одежды - это головные уборы из плотного войлока, очень напоминающие формой казачий башлык. Кожаные штаны на выпуск со штрипками или заправленные в сапоги, имеющие по боковому шву дополнительные одинарные или двойные нашивки-лампасы. Завершалось все это подпоясанным кафтаном с рукавами, коротким полушубком, вышитым по краям.

Оружие у скифов и казаков, тактика боевых действий очень близки. Исходя из всего выше сказанного, и целого ряда других фактов, которые я здесь не привожу из-за недостатка времени и места, а также из-за недостатка всей полноты информации, ведь я не профессиональный историк, всего лишь студент физического факультета, безгранично любящий свою родину, свой народ, свою историю, желающий знать истину и гордится делами и подвигами наших предков.

Часть историков утверждают, что скифы это предки славян, то есть казаки - потомки скифов. Но по всей видимости не только они. После падения Македонского царства (нынешняя республика Македония страна славянская, а древние греки никогда не считали, ни самого Александра Македонского, ни его отца Филиппа, греками) часть македонцев около 320 года до Р.Х. переселилась к Балтийскому морю, где они стали известны под именем Бодричей, сохранившие до самого своего падения герб Александра Македонского, изображающий буцефала и грифа. Бодричи говорили на славянском языке. От натиска германцев они переселились на Ильмень и Ловать , где основали Новгород и Псков, около 216 года до Р.Х.

В последствии под эгидой этих городов образовались мощные демократические княжества, в отличии от других княжеств Руси. Верховной властью здесь было Вече - народное собрание, очень сходное с казачьими кругами. Был конечно и князь, но он подчинялся по большому счету решениям Вече и мог быть смещен с верховного поста или избран на него. Были у новгородцев свои вооруженные силы и достаточно большие. Это немногочисленные княжеские военные дружины, так как содержать их было делом дорогостоящим. Гораздо более значительными были дружины повольников-ушкуев(ушкуйники), очень похожие на казачьи воинские соединения.

Формально ушкуи подчинялись князю и решениям Вече, но на деле это были дружины профессиональных воинов, часто необузданного нрава, и в этом они были казакам просто братья по духу, смелые и отчаянные. Ни этим ли объясняется тот факт, что северные территории Руси - Новгород, Псков, Вятка не знали монголо-татарского нашествия - этот феномен историки до сих пор не могут внятно объяснить.

Ушкуйники совершали походы-набеги за данью, подчиняя Великому Новгороду всё новые и новые земли. Совершали они и дальние походы - так до до нас дошли сведения, что в 1349 году от Р.Х. «ходили ушкуи воевать в Норвегию» - родину знаменитых викингов, державших в страхе всю прибрежную Европу и побережья европейских рек. По Волге и Днепру ушкуи доходили до Персии и Турции. Но особенно поражает воображение их походы в Сибирь. На своих судах Студеным морем (Моря Ледовитого океана) летом, а зимой на лыжах через Каменный Пояс (Урал) шли они по Печоре, Перми, Югре в Мангазею - Западную Сибирь, приводя в покорность народы и собирая с них дань пушниной, «рыбьем зубом» - клыками моржей и бивнями мамонтов. Ушкуйники данщики ходили в походы ватагами под началом ватаманов, в последствии атаманов.

В 1478 году от Р.Х. Великий Новгород был подчинен Москве и походы ушкуев сошли на нет. В это же время происходит усиление вольных казачьих общин на Дону, Волге и Днепре - это не удивительно, так как вольные ушкуи - повольники вряд ли все перешли на «государеву службу», большая часть ушла к казакам - таким же вольным по духу и жизни людям. Наверное отсюда поразительно похожи казачьи струги на ушкуйничьи суда. На казачьих стругах, как и на судах ушкуйников нос делался в виде конской головы. Думается, что ушкуи и казаки сошлись душа в душу, им не пришлось привыкать друг к другу.

Ведь на мой взгляд - это две ветви одного народа имеющие общих предков. Ушкуи не просто влились в казачьи поселения, но основали много новых, которые мы считаем чисто казачьими - станица Раздорская на Дону - ставшая в свое время столицей Донского Войска (Раздоры) тому пример. Слово «раздоры» - излюбленные выражения во всех новгородских актах, постоянные жалобы на «раздоры» т.е. несогласия. Поразительно, но факт - до настоящего времени говор коренных новгородцев из глухих деревень и говор стариков донцов из отдаленных хуторов поразительно похож.

Звук «щ» не выговаривают, а заменяют его двойным «ш», например: ишшо (ещё), што (что), пишша (пища). Вместо «жд» почти всегда употребляют одно «ж»: Рожество, одёжа и многие другие. Новгородцы также занесли на Дон названия: стан, атаман, ватага, ильмень и др. Интересно, что у Ермака в дружине были казаки Окул (Продувной) и Карчига (Хрипун), - а это чисто новгородский говор.

При движении на Дон с Днепра черкасов, белгородских и старых азовских казаков, новгородцы спускались вниз по Дону до самого Азова, смешиваясь с другими казачьими общинами и таким образом вместе с ними положили основание тому что мы сейчас называем и что называли за долго до нас - Всевеликому Войску Донскому.

Шло время казачество ширилось, развивалось - в казачьи поселения притекали люди разные (с Дона выдачи нет), приносили новые слова, обычаи, обряды, но основа казачества - славянский вольный дух, любовь и стремление в любой момент встать на защиту Родины, верность своей православной вере составляли стержень казачества. Это одна из версий возникновения казачества. Сведения эти почерпнуты из официальных печатных изданий, которые публиковались в нашей стране.

 
 
 
 
 
 
 
 

Кто  на сайте

Сейчас 125 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша  фонотека