Куда тянутся «щупальца» ювенальной системы?

Печать

В последнее время с голубых экранов телевизоров, а также в хрониках криминальных событий периодических изданий всё чаще и чаще можно увидеть материалы, рассказывающие о неблаговидных поступках родителей в отношении собственных детей. Целью журналистских расследований, как правило, является благородная миссия привлечь общественное внимание к проблемам детей, невольно оказавшихся в сложной жизненной ситуации.

Читаешь и задумываешься: как же так можно относиться к детям! Вот заметка о том, что родители посадили собственную дочь на цепь. А вот сообщение о группе воспитанников детдома, порезавших себе руки, протестуя против действий нового директора. Другой пример показывает, как приемные родители избивали ребенка. Более того, американская семья вообще отправила малолетнего приемного сына назад в Россию в качестве авиапосылки. Есть примеры, когда родители-пьяницы пытались "продать" малютку и только оперативные действия милиции предотвратили трагедию. Конечно, такое случается не только в России. В непростой ситуации оказались финские власти, незаконно задержавшие несовершеннолетнего сына гражданки Российской Федерации. Похожие проблемы с детьми  возникали во Франции и США. Перечень сложных жизненных ситуаций, происходящих с детьми, перечислять можно бесконечно долго. Нормальным людям давно понятно, что действующая система контроля и надзора за опекунами, приемными родителями, воспитателями детских домов и приютов не функционирует надлежащим образом. Повсеместно и на всех уровнях нарушаются права детей. Однако, параллельно с информацией о жестокости по отношению к детям, которая ежедневно обрушиваются на нас, в последнее время всё чаще стали звучать малознакомые слова о ювенальной юстиции. При этом, как правило, даются ссылки на "Конвенцию о правах ребенка", принятую 20 ноября 1989 года. Принимая во внимание, что, как указано в Декларации прав ребенка, "ребенок, ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения... Государства - участники принимают все необходимые меры для обеспечения защиты ребенка от всех форм дискриминации или наказания на основе статуса, деятельности, выражаемых взглядов или убеждений ребенка, родителей ребенка, законных опекунов или иных членов семьи. Во всех действиях в отношении детей, независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка".

Конвенция о правах ребенка является важным и актуальным документом, преследующим целью защиту интересов и прав каждого ребенка. Вместе с тем, несмотря на позитивную направленность, документ вызывает определенные, и надо заметить, обоснованные, опасения. Казалось бы, в ХХ веке Россия пережила революционные преобразования, гражданскую, а затем и Великую Отечественную войны, послевоенное восстановление экономики и перестройку, вызвавшую кардинальные изменения общественно-экономической формации. В стране, столько пережившей, должен быть накоплен огромный педагогический опыт в вопросах преодоления детской беспризорности и государственного регулирования воспитания детей-сирот. Однако этот опыт, который заслуживает изучения и усовершенствования, оказался не востребованным реалиями современного времени. По необъяснимым причинам мы отказываемcя от позитивного наследия Макаренко, Сухомлинского и других педагогов детского воспитания.

Как известно, "природа не терпит пустоты". В России активно начинают внедряться "заморские" проекты, чуждые как детям, так и взрослым. Зарубежные идеи совершенно не учитывают русский менталитет и особенности развития экономики, традиции и обычаи внутрисемейных отношений. Более того, процесс таких "экспериментов" направлен на размывание основополагающих понятий, как "Родина", "родная кровь",  "крестные родители", отеческая Вера и любовь к отчиму дому.

Девятая статья Конвенции определяет: "Государства-участники обеспечивают, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка. Такое определение может оказаться необходимым в том или ином конкретном случае, например, когда родители жестоко обращаются с ребенком или не заботятся о нем или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка… Государства-участники уважают право ребенка, который разлучается с одним или обоими родителями, поддерживать на регулярной основе личные отношения и прямые контакты с обоими родителями, за исключением случая, когда это противоречит наилучшим интересам ребенка".

Далее по тексту, в двенадцатой статье, отмечается: "Государства-участники обеспечивают ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим ребенка, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка". И, наконец, шестнадцатая статья: "Ни один ребенок не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на личную жизнь, семейную жизнь, неприкосновенность жилища или тайну корреспонденции, или незаконного посягательства на его честь и репутацию. Ребенок имеет право на защиту закона от такого вмешательства или посягательства".

Что же, мысли правильные и полезные. Любой ребенок - есть личность, заслуживающая уважительного отношения и подобающего равноправного обращения. В большинстве семей это соблюдается. Конечно, есть исключения, где по отношению к ребенку осуществляются истязания, произвол, жестокость и даже мучения. С такими родителями необходимо бороться, предпринимать все допустимые законом меры воздействия, вплоть до лишения родительских прав. Жить в обществе и быть свободным от влияния общества нельзя. Права ребенка должны быть защищены!

Однако представим себе обыденную ситуацию, когда ваш ребенок в чем-то провинился или "заигрался" в компьютерных играх, и вы из самых благих намерений применяете к нему меры воздействия. Совсем не обязательно, что это будет физическое наказание. Вот тут и проявляются "подводные камни" Конвенции. Как оказывается, в соответствии с Конвенцией, ребенок способен сформулировать собственные взгляды и имеет полное право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим его, т.е. - ребенка. Более того, "ни один ребенок не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на личную жизнь, семейную жизнь, неприкосновенность жилища или тайну корреспонденции, или незаконного посягательства на его честь и репутацию. Ребенок имеет право на защиту закона от такого вмешательства или посягательства".

И вот ваш "малыш", начитавшись полезной информации о своих правах, спешит к "дядям или тетям" - чиновникам, где жалостливо, размазывая по лицу сопли, красочно рассказывает о творимых в отношении его притеснениях. Поверьте, такие участливые чиновники непременно найдутся, ведь их деятельность будет оцениваться по конечным результатам, а в данном случае результатом является защита интересов, прав и свобод ребенка путем применения закона ювенальной юстиции. И вы уже стоите перед фактом - ублажить прихоти ребенка и, таким образом, "купить" у чада семейный "мир и покой", или же пройти нелицеприятную судебную процедуру. И не факт, что решение суда будет в вашу пользу. Ведь суд рассматривает только факты. А в данном случае налицо явные "притеснения" в форме ограничения свободы ребенка и его права заниматься тем, чем он хочет. Следовательно, ВЫ НАРУШИЛИ права ребенка и он вправе защищаться посредством СУДА. Ювенальная юстиция наделяет ребенка, как субъекта права, всеми юридическими правами наряду со взрослыми людьми. Здесь уместно привести отрывок из открытого письма Совету Судей РФ от участников Второй Всероссийской конференции "Ювенальная юстиция в России": "...Идеи ювенальной юстиции нашли самую активную поддержку, прежде всего, со стороны судейского сообщества, которое в инициативном порядке формирует ее элементы в правоприменительной практике".

Большой юридический словарь дает следующее определение: "ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ - правосудие по делам несовершеннолетних. Понятие ювенальная юстиция включает особый порядок судопроизводства, отдельную систему судов для несовершеннолетних (ювенальных судов), а также совокупность идей".

В энциклопедии "Кругосвет" в отношении ювенальной юстиции указывается: "…На примере опыта США очень хорошо можно проследить всю широту понятия "жестокое обращение с детьми". Существует масса законов, предусматривающих ответственность родителей за самые разные случаи нарушения прав детей. Серьезным преступлением считается "домашнее насилие". В каждом штате есть свои программы по защите детей от жестокого обращения взрослых. Сотрудники школ и медицинских учреждений обязаны сообщать в социальные службы о возможных случаях жестокого обращения с детьми. Даже если есть малейшее подозрение на случай "домашнего насилия" - врач (медсестра, учитель) обязан сообщить о своих подозрениях в социальную службу. Кроме того, существует развитая сеть некоммерческих общественных организаций, занятых проблемами детей, в том числе и отслеживанием подобных случаев… Тем не менее, есть два общих момента, которые позволяют наладить эффективную защиту детей от жестокого обращения. Во-первых, это система законов и положений об ответственности взрослых. Во-вторых - социальные службы, отвечающие за практическую реализацию соответствующего законодательства".

Многолетний опыт Франции наглядно демонстрирует, что ювенальный суд, как правило, отдает предпочтение распоряжаться правами ребенка путем размещения последнего в приемной профессиональной семье. Здесь нет ошибки. Имеется ввиду именно "профессиональная семья", где воспитание приемного ребенка по решению суда возлагается в форме должностных обязанностей на профессионального специалиста, нанимаемого государством. По информации СМИ, Франция тратит на содержание детей в приемных семьях более 5 млрд. евро в год, что свидетельствует о масштабности проекта. Зарубежный теоретик Тоффлер в одной из своих работ отмечает: "По мере того, как современная система рушится, а супериндустриальная революция накатывает на нас, по мере того, как количество юных преступников возрастает, как сотни тысяч мальчишек сбегают из дома и студенты неистовствуют в университетах во всех технообществах, мы можем ожидать громогласных требований прекращения родительского дилетантизма…

Существуют гораздо лучшие способы справиться с проблемами молодежи, но профессиональные родители являются самым надежным из предложенных, хотя бы только потому, что это вполне соответствует стремлению общества к узкой специализации. Кроме того, есть сильная скрытая потребность в таком социальном нововведении. Даже сейчас миллионам родителей представляется благоприятная возможность успешно отказаться от своих родительских обязанностей - и не обязательно из безответственности или от недостатка любви. Нервные, озабоченные, сталкивающиеся с рядом проблем, они осознают, что не отвечают требованиям поставленных перед ними задач.

Наличие и изобилие специально подготовленных профессиональных родителей не только позволило бы многим сегодняшних биологическим родителям охотно передать им своих детей, но и рассматривать это как проявление любви, а не наоборот".

В энциклопедии "Кругосвет" отмечается: "Ювенальная юстиция. Это особая система правосудия для несовершеннолетних. В основе этой системы лежит доктрина "parens patrie", согласно которой государство ведет себя как попечитель или ответственное лицо за несовершеннолетних, защищая их от опасного поведения и вредного окружения. Этот подход основан на двух идеях: что подростки по развитию своему еще не способны в действительности осознавать свои поступки, и нести за них полную ответственность; что подростки еще находятся в том возрасте, когда их можно перевоспитать, чтобы в будущем у них не было побуждений совершать какие-либо правонарушения. Таким образом, в ювенальной юстиции правонарушитель важнее, чем само правонарушение".

Идея защиты ребенка и признание его равноправным членом общества ни у кого не вызывает протеста. Однако есть обоснованные опасения, что внедрение проекта может вызвать "перекосы". Когда на "кону" стоят огромные суммы, защититься от коррупционной составляющей невозможно. Более того, опираясь на свое специальное педагогическое образование, которого большинство родителей не имеет, "специалисты" всегда сумеют подвести необходимую основу под свои решения. Задумайтесь, часто ли с нами, родителями, согласовываются эксперименты, проводимые в школах? То же самое будет и с внедрением ювенальной системы правосудия.

На протяжении нескольких лет нам исподволь, вкрадчиво навязывают новые термины и определения. Например, "биологическая мать", "биологический отец", "биологическая субстанция", "суррогатная мать-инкубатор", "индустрия биологических инкубаторов", "клонирование". Для чего это необходимо? Размываются исконно русские понятия, как "родная кровь", "родная мать", "крестный отец и крестная мать", "Родина". Внимание центрируется не на факте дарования Всевышним жизни, а технологическом процессе, где при необходимости один элемент можно заменить другим. Такой институт православной культуры, как "крестные родители" является вынужденной мерой русской церкви, направленной, прежде всего, на защиту интересов и прав детей, сохранение рода. В случае гибели родителей обязанности по воспитанию и содержанию "крестника", принятые перед Всевышним в форме таинства крещения, возлагались именно на крестных отца и мать, а уже потом на родных дядей и тетей. В этом кроется глубокий смысл, которого православная церковь придерживалась для сохранения паствы. К сожалению, на сегодняшний день мы утратили этот смысл ответственности пред Богом за взятые на себя обязательства за ребенка, которому мы являемся родителями! Сейчас таинство крещения воспринимается более, как какое-то представление, как древний приятный обряд, чем груз ответственности за обретенное по Вере чадо.

Рождение и смерть находятся в Божьей воле. Всевышний наградил нас возможностью продолжить свой род. Конечно, есть заболевания, не позволяющие стать родителями. В этом случае необходимо обратиться в детский дом. Когда же люди сознательно совершают деяния путем использования женщины в качестве естественного "инкубатора", что противно промыслу Божьему, они совершают грех. Так же, как и "клонирование" другого создания, поскольку это против промысла Всевышнего. Нас подводят к мысли о том, что все мы есть "винтики" некой технологической цепочки, которые при необходимости можно заменить. Русская православная церковь в Социальной концепции обратила внимание, что "суррогатное материнство противоестественно и недопустимо даже в тех случаях, когда осуществляется на некоммерческой основе".

Представим, что может статься, если ювенальные суды начнут действовать повсеместно, а государственный бюджет позволит финансировать программу "профессиональных приемных семей" в полном объеме. Чиновники и заинтересованные организации, прикрываясь благими намерениями, тут же найдут тысячи способов повсеместного применения ювенальных законов. "Денежный пирог" такой аппетитный, что цель оправдывает все средства. Можно только догадываться о масштабах мздоимства и шантажа родителей, перед которыми вдруг возникнет реальный вопрос "изъятия из семьи" ребенка. Резать будут по живому. И чем порядочнее и искреннее будет воспитан ребенок, тем хуже для него и родителей, ибо однажды, не сумев солгать взрослым "дядям", ребенок тем самым подставится под удар.

В этой ситуации есть еще один неприятный момент, заключающийся в создании благоприятных для ребенка условий для регулярного шантажа родителей. Мол, не дадите того-то или не разрешите этого, я тут же пожалуюсь на притеснения с вашей стороны. Есть опасения, что "большие деньги", вращающиеся в ювенальной системе, будут "втягивать" в этот круг все больше детей и родителей. Для того, чтобы оправдать затраты, необходимо за кем-то надзирать, кого-то проверять и лишать родительских прав. При этом обязанности по определению факта "преступления" и выявления необходимости защиты ребенка от родителей возлагаются на муниципальные органы и неправительственные общественные организации, без какого-либо контроля со стороны общества.

В России уже существует Представительство Программы развития ООН в Российской Федерации (ПРООН). Созданы различные общественные организации, в числе которых значится "Региональная ассоциация специалистов по поддержке судебно-правовой реформы и ювенальной юстиции в Ростовской области". В качестве эксперимента уже вводятся должности "семейных инспекторов". Как сообщают СМИ: "Милиция решила заняться детскими проблемами, поэтому в ряде регионов в качестве эксперимента были созданы службы так называемых "семейных инспекторов". Они займутся трудными родителями, которые обижают детей. ...Преступность среди несовершеннолетних стала снижаться. Однако теперь подростки сами нуждаются в защите, зачастую - от собственных родителей".

Отсутствие реально действующих общественных институтов контроля деятельности чиновников и органов опеки не позволяет надеяться на благоприятные результаты от внедрения ювенальной юстиции в России. Пока больше проблем, чем позитивных решений.

Михаил ЕПИФАНЦЕВ

 

 
 
 
 
 
 
 
 

Кто  на сайте

Сейчас 111 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша  фонотека